?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Ю.Екишев

Манежная площадь, Поклонка, Болото, и страховка Чубайса.

Обращаясь умом, не только к этой общей и с первого взгляда представляющейся мысли, что при даровитости рук, означаем мы слово письменами (ибо не чуждо в нас словесного дара и это — говорить посредством письмен и некоторым образом беседовать рукою, сохраняя звуки в буквенных очертаниях), но имея в виду и другое, утверждаю, что руки содействуют произнесению слова.

Cв. Григорий Нисский. «Об устроении человека»

Руки вперед и вверх.

Молодежь приветствует революции. Это объективно. Это в молодой крови. Это естественная реакция на устроение враждебного мира, идущего ко злу. Это в желании следовать правде, и том, как несправедливо все кругом.

Молодежь не умеет делать революции. Если бы умела – мы жили бы в другой стране. Мы бы жили в государстве, где нет выбора между полицейской дубинкой, кавказским ножом и клавиатурой пропагандона.

Молодежь русская вовсе не безрассудна, а умна и осторожна. Ей важно сказать слово правды, и не перейти чувство меры, которое заключается даже не в законах, а в чем-то более глубоком, в чувстве, как и на что надо отвечать.

Это было ясно видно на Манежке. Именно видно.

Почему я начал с цитаты, которой уже более 1600 лет?

Потому что в жестах рук, связанных со словом, вы увидите всю силу того, что было на Манежке. Чего не увидишь никогда на «разрешенных митингах», какие бы там «рррэволюционные слова» ни произносились.

Посмотрите на эти обвисшие, как плети либеральные щупальца, некоторых болотно-сахаровских «хомячат»… Посмотрите на хилые потрясывания ручками «протестующе-просящих» у путтини очередных поблажек «путинопоклонников»… Посмотрите на весь разнобой от геев до гозманов, от записных «протестантов» до фриков в форме презерватива…

Поклонка и Болото – это не революция. Это страховка Путина и Чубайса от Манежки, от настоящей «неразрешенной» революции. Вдруг что-то пойдет не так. Тогда вот вам Болото и его лидеры. Все хорошо? – Поклонка, успокойтесь… Никто там не стремился «вперед и вверх», объединенный одной идеей, одной целью, одной правдой. Связанные с путтини «стокгольмским синдромом», затерроризированные мало-бюджетники потребовали внятных перемен? Скорее кинулись помогать терроризирующему их же режиму в иррациональной любви…

Или те националисты, что пошли в одной колонне с Гозманом и ЛГБТ (которых вчера еще пинали) потеряли нюх? Или те, кто вчера читал подпольную «Майн кампф», вдруг увидели шанс личной власти в договоренностях со своими «расовыми оппонентами», которых никакой холокост не берет? А ведь именно с ними договариваются по телефону о выступлениях, тянут их бумажечки, за кем идти… Разве Немцов, увидев имперки, призовет Чубайса и Путина к ответу? Устроит над ними Нюрнберг? Разве Троицкий, испугавшись свиста, будет заботиться о русских семьях?

Болото приняло ту форму, в которой оно выгодно русофобскому режиму, испугавшемуся перемен, испугавшемуся единодушия Манежки. Это видно. Это и было необходимо режиссерам, которые есть в первую очередь у всех псевдо-революций. Которые никогда не вскинут руку вперед и вверх в едином порыве со всеми собравшимися, которые скорее втихаря посадят всех за это, обосновав «экстремизмом» или еще чем…

Как нельзя представить на Манежке (в нетронутом виде, конечно) грядку всей посетившей сахаро-болото «пидоро-перхоти» со своими знаменами и Троицкого в форме резинового изделия, – так нельзя представить и ту русскую молодежь, что была на Манежке, голосующей за то, чтоб поддержать президентом Явлинского и, забыв про русских парней по тюрьмам, требовать отдачи Ходорковского, аплодировать Багирову, идти за Ксюшей Собчак…

Несовместимо это. Манежка с одной стороны, и Поклонка с Болотом с другой.

Подмена еще в том, что якобы есть выбор только между «добрым следователем и злым». И больше никакого. На самом деле оба следователя – оттуда, из одной «конторы». И Поклонка, и Болото – из Кремля, только входы разные. Одни на машине с мигалками через ворота, другие – с портфельчиком, через крылечко (как бегал жрать бутерброды к Коржакову Березовский).

А Манежка  - нет. Она больше с окраин, где социальный и этнокриминальный террор. И это молодежь чувствует не только по словам, а как-то особым чувством, боковой линией.

И выбор совсем другой – жить в мире, где они есть (либерашки-русофобы и путинисты-русофобы), или в мире, где их нет. Поклонка и Болото – всего лишь разные лучи одной и той же русофобской шестиконечной звезды.

Нас не устроят ни либерашки, ни путинисты. Предавать родину, страну и народ нельзя, кто бы и как бы сладко это не предлагал.

Кто не верит – пусть проверит:

Речи того, кто выступал на Поклонке, «доверенного лица Путина», некоего Багирова:  «Бл…дь! Не могу поверить! Убит Егор Свиридов! Еб…чий караул! Егорка, старик! Кто бы мог подумать? Убит! Зарезан, как свинья! Как баран! Как курица! А только вчера мы вместе кричали на Головинском рынке "зиг хайль!" Как живые! Ну разве ж можно ж себе такое представить? Бл...дь! Ужас, кошмар нах…й и ви таки будете смеяццо, но нас вновь постигла тяжелая утрата. Егорка! Брат! Ведь мы, мы... рррр... РУССКИЕ! ЕБ…ТЬ! КОПАТЬ! НЕ КОПАТЬ! НЕ ЕБ…ТЬ! НЕ... Гхм. Простите, вырвалось. Как же порой мало надо, чтоб собрать на манежке стадо ликующего быдла. Слава России, вэнисмеха».

И этот Багиров, доверенное лицо Путтини, представлял на следующий вечер, 5 февраля, на 1 канале в прайм-тайм в программе Гордона митинг «путинопоклонников»…

Речи того, кто выступал на Болотной, Троицкого: «Я считаю русских мужчин в массе своей животными, существами даже не второго, а третьего сорта. Когда я вижу их – начиная от ментов, заканчивая депутатами, то считаю, что они, в принципе, должны вымереть… На самом деле, этой породы мне совершенно не жалко. И, если вместо той, которая вымрет (а она вымрет), вырастет новая поросль нормальных мужчин – чистых, опрятных, умных…»

И… далее?… Правильно… Троицкий представлял на следующий вечер, 5 февраля, на 1 канале в прайм-тайм в программе Гордона митинг «болотоманов»…

Хрен редьки слаще?

Все, кто под их крылом поучаствовал в непонятно чем… в политике(?)… русской(???)… внесли свой вклад в страховку Путина и Чубайса от Манежки. Все. Каждый из сотен тысяч. Добровольно или невольно. Все, кто встал под новые знамена тех же «просителей за Ходорковского» или «поддержки Путтини».

Все, кто повели русских людей вновь под ярмо либерастов-русофобов взяли на себя ответственность за десятки миллионов загубленных уже русских душ по плану Чубайса. За путинское продолжение либерастической политики завезения мигрантов, замещения русского населения, снижения рождаемости русской нации, ограбления русского народа, новой, окончательной приватизации русских богатств.

Чубайс, наверно, смеется от души (вернее, от ее заменителя, неидентичного натуральному), видя, как некоторые националисты, на словах его проклиная, выполняют его же волю и волю его посланников – Немцова, Коха, Гозмана… Да и Путтини, конечно, рад, что его «представитель», борец с Манежкой, на митинговом коне, а русские, что пришли на Поклонку – вновь под тем же ярмом…

Предательство – это не грех. Это хуже.

Предательство не смыть даже кровью, петлей на осине.

Что было. Жесты, слова и действия Манежки. Живая ртуть.

Сначала вкратце. Было несколько последовательно связанных событий (и предпосылок – туча миграции, запущенной Кремлем в страну, этнокриминал, продажность силовиков, нищета, уготованная русской молодежи – гремучая смесь, готовая взорваться).

Убийство Егора Свиридова, затем «приемка» подозреваемых, и… всех их отпускают…

Русская молодежь собралась около отделения милиции.

7 декабря, вечернее перекрытие Ленинградки.

11 декабря – с утра цветы к остановке на Кронштадтском, где убит Егор, вечером – Манежка.

15 декабря – Смоленка и площадь Киевского вокзала, где якобы забились на встречу гордые «дети гор»… Далее сполохи по всей Москве и ОМОН, передвигающийся от очага к очагу на метро.

Напомню в связи с этим еще одну известную цитату:  «даже самый благоприятный исход войны никогда не приведёт к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах Русских... эти последние, даже если их расчленить международными трактатами, так же быстро вновь соединятся друг с другом, как частицы разрезанного кусочка ртути...» (Отто фон Бисмарк).

И в этих событиях мы, пока еще не миллионы, но тысячи активных, были именно как ртуть, только живая, тянущаяся друг к другу не по мотивам пропиариться, не по скрываемым идеям личной власти, не по истерическим призывам…

Просто за правду.

Просто потому, что так жить нельзя.

И мы не будем так жить. Мы – семья. Мы – будущее русское государство. Есть три основных организма надличностных, иерархически вышестоящих – семья, община (общность, таксон, «фирма», привычная компания во дворе) и государство. Пока у нас русского государства нет. Есть режим, заменивший его место, и несущий нам беды.

На Ленинградке – уже гремело, на Кронштадтском – полыхало, на Манежке – ударило со всей силой.

Что было на Манежке.

Впервые с 1991 года на Манежке собралось огромное количество людей. Был в этом промежутке всплеск с погромами после просмотра футбольного матча. Наверное, контролируемый. Предсказуемый. И заранее разрешенный. Там полиция (милиция тогда еще) просто оттачивала свое взаимодействие.

К Манежке МВД оказалось полностью не готовым. Скорее всего, накануне прошла планерка в высоких кабинетах, где были распределены роли – кто в оцеплении, кто как действует «если чего». Расслабились за 20 лет. Что-то чуяли, ох, чуяли… Как-то тревожно было после сполохов ночного перекрытия Ленинградки… но недочуяли… Как водится при распределении ролей, прикинули расположение «сил и средств», и видимо рассчитав этак на тысячу, максимум полторы… ну как во время футбольного матча… берем рассекаем шеренгами… а для затравки – выпустим кавказоидов (откуда эти «подставные чурки» появились, чья они родня, эти Арзуманяны, появлявшиеся и там и тут, и в компании с Бирюковым из московской полиции – блогосфера после 15-го числа рассмотрела дотошно)… их  попинают, конечно! И все! Полное моральное право трюмить, как обычно, парней в светлой джинсе и с розочками вокруг шеи, ОФ (околофутбол) – в автозаки. Их – по обезьянникам… А в карман – премии за сверхурочные…

И вечером 11 декабря на Манежке сначала все шло по сценарию… Вроде все как всегда… Вот появились парни, как обычно группами… Подождали когда наберется достаточно… Выпустили «нерусь». Их, конечно, попинали! Даже как-то не очень активно… Начали «отрабатывать» всех ОФ по плану… И тут вдруг оказалось, что метро, как проснувшийся камчатский гейзер –  выталкивает и выталкивает все новые горячие волны русского люда. В-основном, конечно, молодого… Это-то и тревожнее… И этому количеству людей – что-то надо делать! Нас – столько, сколько не наберется полицейских во всей Москве и Подмосковье, даже в отношении 1:1, а по их методичкам-то, они ж все инструкции помнят, надо чтоб на одного хотя б было двое-трое полицейских… Для контроля… А что если не так, дальше – методички молчат…

Речевки, во многом действительно выученные на матчах, и одновременно вскинутые без всяких команд руки. «Е…ть, Кавказ, е..ть!» (вот что, наверно, взбесило до истерики и  психоза доверенное ныне лицо, а точнее доверенную шавку Путтини) Увидев и услышав весь  единодушный глас народа «Слава Руси, Кавказ – с…си!», у ментов началось другое… Милиция в промежутке между музеем Революции и Кремлем – мигом испарилась… Поняв сразу – если пойдут на Кремль даже фамилию не спросят, а просто пройдут поверх, и ноги вытрут об новенькую юдашкинскую формулю… Расступились, будто приглашая даже – хотите, идите сюда! Никто вам не мешает!

Что делать? Народ-то собрался далеко не желающий исполнять кабинетные сценарии, причем настроение и слышно, и видно! (сми в тот вечер оценили от 20 до 60 тысяч… правда, наверно, где-то посредине)

Вдоль Александровского сада растянулась жиденькая цепочка со щитами, в один ряд. Надо понимать, спешно реализованная импровизация – показать, сюда не суйтесь… Хотя для десятков тысяч шеренга со щитами в один ряд – даже не плетень… у плетня-то столбы вкопаны…

Речевки, переделанные из матчевых «Израиль – пар…ша, победа будет наша!»… Но скоро они закончатся… А народу-то надо правду не только сказать, но и добиться ее!

Отвлечь от Кремля можно только активностью с другой стороны, вот и начинается применение ОМОНа на площади со стороны Манежа, где елка с игрушками… Там цепь омоновцев и замес с некоторыми парнями на передовой, которым не нравится и не может понравиться такое движение – то ли оттесняют к метро, то ли все-таки думают хотя бы самых активных отбить и пленить… Много взяли на себя! Не по ОМОНу шапка! Народ (не толпа, не собрание футбольных болельщиков, не акция отдельных «фирм», а именно народ) – двигается в ту сторону, навстречу опасности. Массы неравны. И к тому же – народ выше на ступеньках,  где оборону можно держать долго, а ОМОН – ниже, да и мотивирован гораздо слабее. В рядах самих милиционеров – боевой дух близкий к нулю (рядовые впереди, а командиры с мегафонами – позади, которым предлагают пойти и показать как это «вперед», а они отнекиваются, что их комиссарское дело – позади, с мегафонами… Все это найдете подробно в интернете в их впечатлениях)

Цепь ОМОНа, расправившись с наиболее активными в первых рядах (и свое тоже отхватив, как потом жаловался мне Колокольцев), движимая только понуканиями сзади комиссаров, угрюмо надвинулась на народ и встала. Народ, взяв в руки обычные железные заграждения, закрылся ими. Скорее символически обозначая для напирающей милиции черту, за которую соваться не надо. Можно было и разломать при желании. Из курса физики (не набора угадаек-опросов для ЕГЭ) – известно, что такое рычаг. Подддел, надавил, разломал… Секундное дело! Вот тебе из каждой «бесхозной» ограды – сразу набор из минимум десятка дубинок, не уступающих омоновским. Но это при желании. Такого желания у народа пока не было. Просто обозначили «черту обороны», не вдаваясь ни в какие объяснения – ваше омоновское дело делайте, но сдаваться мы не будем. Русские не сдаются. Мы пришли сюда не для того, чтобы быть вытолканными.

И ОМОН встал.

Образовалась «нейтральная полоса», мертвая зона. Как «глаз циклона», вокруг – ураган, а тут, в эпицентре, временный штиль…

Сунулись сюда репортеры поактивнее. Из народа появились – некоторые «лидеры», привыкшие к телекамерам. Со стороны «гоблинов» появились «большие звезды».

Как только встал вопрос об ответственности и переговорах – большинство из тех, кто только что красовался рядом перед телекамерами – руку протяни! – исчезли. Испарились. Я-то (наивно, идеалистически) полагал, зная декларации этих людей, что пойдем мы вместе.

Но оказалось, как только пришлось брать ответственность – за кровь, за происходящее – «лидеры» показали свои лица. Оказавшиеся только масками. Миг – и их нет рядом! Урок для молодежи. Не те лидеры – кто «страданул» под фотокамеры. А только те, кто берет ответственность. И никогда не предаст. И не продаст.

Пришлось взять с собой того, к кому прислушивалась молодежь – парня в маске, представлявшегося «Володей» (как оказалось потом, такого смелого потому, что он был внедренным милиционером, для контроля ситуации. Но там, в круговерти, этого не увидишь – просто активный парень, кричит то, что все за ним кричат…).

В такие моменты решает не время, не миллисекунды на принятие решения. Ведь все решения были приняты уже раньше. Нас не остановить. Не уничтожить. Не запугать. Тех, кто искренне встал на путь защиты русской нации, а не решил попиариться на русском вопросе. Но в такие моменты – все предыдущие решения, весь опыт борьбы и общей братской жизни движения – улица, митинги, тюрьма, лагерь – концентрируется в мгновения. Что возможно, а что нет. На что готов народ, а на что нет.

Ни на миллиметр нельзя отступать, если ты впереди. Ни в чем. Нельзя спрятаться. Нельзя предать. И одновременно невозможно сделать то, чего не хочет народ фактически, действенно, не умозрительно. При этом, оказавшись фактически одному («Володя» все же здесь для другого дела) – в первую очередь надо посмотреть на противника.

Бирюков мечется по «нейтральной полосе» - кто здесь главный? Кто имеет вес?

А народ главный, о котором ты до этого момента понятия не имел! Оборачиваюсь – наши здесь. Мы имеем вес. Прохожу с «начальством» за милицейское ограждение. Поговорить. Без камер. О крови.

В глазах Бирюкова, Колокольцева, еще какого-то замминистра у Нургалиева – страх, ужас, растерянность. Они понимают, что ничего они не контролируют. И не понимают вообще, что происходит. Думали, что как обычно будет только ОФ. И не видели никогда НАРОД.

Колокольцев начинает оправдываться и искать, что делать: уже 9 омоновцев в больнице… надо послушать чего вы хотите…

А что мы хотим? Настроение у народа – повышенное, но мирное. Отбиваться, а не нападать. Высказаться. За правду. Правда в том, чтоб больше не повторялось такое, как с Егором Свиридовым или Юрой Волковым. Отпущенные убийцы должны вернуться в камеры, будь они хоть трижды кавказцы… И так должно быть всегда с этого момента, иначе будет «другая политика с вами всеми»! И еще правда в том, чтоб кого забрали сейчас на площади – немедленно выпустили.

Замминистра разводит волынку, которую никто не слушает. Речь вытянувшегося по швам функционера, не отвечающего за свои слова – как ему скажут сверху, то и сделает.

Колокольцев видит обратный эффект, отстраняет эту ходячую сухую методичку в сторону – дает  распоряжение: все сегодня схваченные будут отпущены без всяких санкций. Убийц Егора найдут и уже ищут (высокий чин с Петровки подошел и стал мне тут же отчитываться, кого уже нашли, а кого вот-вот найдут).  Слово русского генерала. «Я тоже русский». Почуял Колокольцев, что здесь русский народ и за русскую правду. Пришел отстаивать ее и защищать.

Именно поэтому, послушав его, поругавшись, разошлись. Поверили, что русский мужик – дав слово прилюдно, всему народу, держит. А крови лить с обоих сторон неизвестно за что – желания нет.

Это очень кратко о том, что там было (более подробно – к Штурмновостям, где была у нас прямая трансляция всего там происходившего, к другим источникам, только не к тем, либерастическим, которые гнали жути задним числом наподобие вот такой:  «многотысячное нацистское «мясо» съехалось в центр Москвы не для того, чтобы решать конфликты и добиваться справедливости, а чтобы нещадно крушить всё, что попадается под руку, разбивать «сердце» собственной страны и убивать всякого, кто имеет «неугодные черты лица» - вот для таких «сми» Поклонка и Болото, это их поляны)

Самое главное, что показала Манежная площадь 11 декабря 2010 – народ жив, силы есть, воля не у всех ослабла, а значит – все возможно.

Чего же не было? И кого.

Путтини во время Манежки, как известно, бренчал на рояле. Потом опомнился – что ж такое под стенами Кремля происходит, осознал опасность, даже поехал с «отмечаловом» на могилу Свиридова и, позаигрывав с фирмами, «дал распоряжение» найти всех виноватых в смерти Егора.

Медведев-Мендель, как известно, был на концерте пропид..ра Элтона Джона и восхищался в твиттере его звуком. Поскольку в Кремле он играет роль ширмы, и власть кремлевская вовсе не в его руках, то в этой роли он и остался, обещая наказать и посадить всех, кто по его мнению «гадил на Манежке». То есть народ весь русский.

С этими все ясно. Этих бы там просто порвали.

Не было и не могло быть всей той русофобской шушеры, что повылазила в уверенности в безнаказанности на согласованные и разрешенные «поклонно-болотные» позывы, со своими разноцветными знаменами.

Например, по нашим данным, офис партии «Яблоко» в Берлине находится в здании… партии защиты секс-меньшинств. Более того, организаторами акции «за честные выборы в России»  в Берлине, выступили как раз активисты этой их партии. Это «ягоды-клубнички» с поля той «свободы», которую как идею несут яблочники (Явлинский, Навальный оттуда же), очень много постаравшиеся и небезуспешно, превратить  Болотную в акцию по защите прав Явлинского. Какую он принесет» свободу и кому? – видно невооруженным взглядом.

Манежка – это рождение нового. Болото и Поклонка –  закрепление старого, установившегося на время в России.

Манежка – это первые толчки рождения ребенка, необходимого русской нации – русского государства, что собственно и делает нацию нацией. Русского государства, связанного одним законом – законом правды и справедливости. Не может оно родиться «сверху». Наоборот, оно реализует неписаный закон, закон сердца.

Почему это государство еще не появилось тогда? Почему мы все еще живем при другом режиме, хотя у нас почти все есть – и молодые силы, и нежелание больше жить так, как сейчас. Чего не хватает?

Манежка была плодом не «всеобщего объединения патриотов», которым многие грезят, а плодом обычной связи между русскими людьми. Незаметной связи, реализуемой просто в общей жизни. Не только в болельщицких взаимосвязях. Связи, которая делает нас единым целым. Общность жизни – в вузе, во дворе, в своих интернет-сообществах. Это одно общее поле русского народного сознания, через поступок реализующее исторические глубины сознания, архетипы.

Чтобы пойти дальше, кроме обыденной связи, нужна еще осознанная, установленная ради достижения качественно иного результата, победы идеи, которую должна хранить русская власть, а не ее нынешняя русофобская противоположность.

Манежка, Поклонка и Болото – три поля разных систем управления, характеризуемых наличием именно связи, обратной связи.

Если Поклонка – из «охранительного» поля, из тех сфер, что управляются официальным Кремлем, защищающим нынешний порядок, нуждающегося в «стабильности», в «устойчивости», и соответственно в носителях «стабилизца», в слое обезволенных, отдавших инициативу на откуп ежедневной синице в руках (что таджикский дворник, что учительница музыки). Там не будут «пинать чурку» с плакатом за Путина. Он там по праву. Такой же как все.

То Болото – из другой части нынешней химеры, управляемой по большей степени либералами-рыночниками (те, кто говорит о «свободе» тех, кто пришел на Болото, просто не признают некоторые формы корпоративной ответственности, интернет-зависимости и рабства таковыми; не будем их разубеждать, современный раб не должен знать о своем рабстве). Их идея тоже охранительна – не трогайте рыночную идею, смените только одного на другого. Им не нужно менять всю систему, им нужно ее улучшить, поставить более «эффективного менеджера». Там собрались те, кто по словам их же идеолога – Парфенова – «живет хорошо, а хочет жить еще лучше». Мальчики не с окраин. Им все равно, что и рядом с ними, и на сцене, и в управлении – «полная голубятня». Их свобода – своеволие.  Там не будут пинать пидора с разноцветным знаменем. Он там по праву. Он свой.

Манежкой «управлял» не Кремль и сторонники того, чтоб жить «еще лучше», и не Чубайс через своих сторонников, превративший Болото в страховку продолжения своего курса.

Манежкой управлял народ и его боль, и его поиски выхода (те парни, на кого сегодня возложили ответственность за организацию Манежки – конечно, страдают без вины). Если бы была налажена обратная связь до этого, то есть создано управление, и стояло она на иной ступени, чем тогда – мы бы уже жили в другом государстве, которого как раз и нет у русской нации.

Вот ее, налаженной обратной связи, еще не было на Манежке. Не конференций, заседаний и постановлений по окончательному решению русского вопроса. А именно связи.

Спросите сами себя – где вы были в этот момент? Когда могло родиться русское государство. Когда «силовики» нынешнего режима ослабли настолько, что сами расступались на пути нового? И если были там, то почему не были впереди, почему не связались с теми, кто думает так же, живет так же? Почему не были готовы?

Хватит мечтать о решении русского вопроса. Манежка показала, что, конечно, невозможно полностью «приготовиться» к такого рода событиям. Силовики сделали свои выводы и в Москве и копии, репринта, «повторения Манежки» не допустят. Все последующие, напоказ и под телекамеры сделанные попытки ремиссии – не более чем новый вид спорта в привлечении внимания ко все тем же фигурам, кто попрятался во время реальных событий, кто ищет безопасных путей (многие из них перекочевали на болото-поклонную).

«Новая Манежка», и теперь уже с другими результатами, произойдет иным способом. В иной, опять неожиданной форме. Где и когда? – вряд ли скажет кто заранее.

Но, проанализировав весь спектр событий, ясно, что делать – сегодня силы, необходимые для изменений в обществе, сформировались. Вопреки даже тем маскам, что носят их «лидеры». И русские силы готовы к переменам, а не просто к тому, чтоб быть услышанными, поскольку режим и его пособники даже если и услышали глас народа (который, как известно из пословицы глас Божий) – выполнить его все равно не смогут.

Потому что именно режим сам и породил все причины, которые вывели молодежь на улицу. И продолжает порождать все новые очаги. Мигрантов и преступлений все больше. Социальная несправедливость – все глубже. Невозможность так жить – все яснее.

Итак, в сформированных трех полях сознания, каждый выбирает для себя – Манежка, Поклонка, Болото.

Поклонка и Болото – разрешенные и официальные. Манежка – никогда такой не будет. Вот выбор сегодняшнего дня для молодого человека. И сейчас время тех, кто сделал свой выбор, и кто будет впереди – готовиться и быть на связи.




Follow rusparabellum on Twitter

В свой твиттер

Комментарии

( 6 комментариев — Оставить комментарий )
feliks712
8 фев, 2012 14:10 (UTC)
Про Манежку и Болото всё верно написано!
seva1
8 фев, 2012 14:57 (UTC)
"Чего страшится нечестивый, то и постигнет его".
ОНИ хотят уничтожить РУССКИХ - и уничтожают - потому, что именно народ русский - последнее (маленькое, как "они" думают) препятствие на пути победного шествия "нового порядка".
Путин проболтался недавно , что БОИТСЯ - ИМЕННО РУССКОГО МУЖИКА:
"...А то разбудим русского мужика, а потом не успокоим").
И есть на то причины - "знает кошка, чье мясо съела".
Знают, что патриоты видят их ненавистническую к народу русскому политику; потому и боятся.
Но сказано:
Чего боится нечестивый, то и постигнет его.
"Чего страшится нечестивый, то и постигнет его" (Притчи, глава 10, стих 24).
Как сказал во вчерашней серии главный герой фильма "Жуков" после того как захлопнулись железные двери камеры за людоедом Берией, "Русские долго запрягают, но быстро ездят. Плохой ты человек, Лаврентий..."
Аминь.
sergej_vl
8 фев, 2012 18:49 (UTC)
Или те националисты, что пошли в одной колонне с Гозманом и ЛГБТ (которых вчера еще пинали) потеряли нюх? Или те, кто вчера читал подпольную «Майн кампф», вдруг увидели шанс личной власти в договоренностях со своими «расовыми оппонентами», которых никакой холокост не берет? А ведь именно с ними договариваются по телефону о выступлениях, тянут их бумажечки, за кем идти… Разве Немцов, увидев имперки, призовет Чубайса и Путина к ответу? Устроит над ними Нюрнберг? Разве Троицкий, испугавшись свиста, будет заботиться о русских семьях?

Вообще не согласен.
Кроме Гозмана, ЛГБТ и Немцова с Троицким там ещё были тысячи русских людей. Для многих из которых националисты - зверь невиданный, но говорят о нём страшно.
Участие в акции дало возможность обывателю, запуганному пропагандой, вживую увидеть, что националисты вполне себе вменяемы и не настолько малочисленны, как пытаются говорить.
А то, что там были ЛГБТ и компания - да и хрен с ними, акция общегражданская, нехай эти фрики сделают себе приятно и пройдутся. Суть дела от этого не меняется.
_jager_
9 фев, 2012 00:51 (UTC)
Извините, Юрий. А что вы можете практического сделать полезного в сфере затронутой вашей заметкой? Кроме написание воспоминаний о Манежке? Вот со стороны те кто были на Болотной и Сахарова отличаются тем, что они действуют, пусть как умеют и могут, а вы вот статьи пишете. Про Манежку. Вот так это выглядит.
ekishev_yuri
11 фев, 2012 17:47 (UTC)
Практическое и полезное в данной сфере в интернете не обсуждают. Есть желание - встретимся, обсудим. Не все те, кто "действуют как могут" ходят на разрешенные митинги. Как раз об этом речь. Есть три проявившиеся силы.
sidzon_ns
9 фев, 2012 05:00 (UTC)
Отлично написал
( 6 комментариев — Оставить комментарий )

Календарь

Октябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner