September 22nd, 2013

Пара Беллум

Русская правда в Германии, 53. Настоящее искусство – прожить так, чтоб умереть по-человечески!


 

Русская правда (в Германии), выпуск 53. Настоящее искусство – прожить так, чтоб умереть по-человечески!

Ю.Екишев, Западный Берлин, район Zoo

Отношение к смерти – как лакмусовая бумажка для человека. К своей, к чужой, к жертвам той общности, частью которой ты себя считаешь – семьи, общины, народа…

Erudiendae artibus iuventuti – написано на фасаде Берлинского университета искусства. Что можно перевести как «Обучение молодых искусству». Но чему же учат здесь помимо искусства? Напротив здания два памятника по обе руки – жертвам национал-социализма (1933-1945), и жертвам сталинизма (без даты, видимо, все еще продолжается).

Заметьте. Пугают идеологиями, идеями. Не ради памяти погибших. Ради управления послушными. Если бы можно было рядом поставить памятник русским жертвам – от рынка, от невписавшихся в чубайсовскую мерзость, от всех режимов – то он будет до небес…

Но как будто всего этого нет – нет русских жертв, нет немецких… везде есть только «холокост»… и учат – искусству обходить острые края и вопросы, искусству быть жертвой… культуре красивой смерти…  Ведь вне высшей идеи, ведущей человека – он уже мертв.

Ты мертв, когда вписался с «общечеловечность». Когда отказался от своего происхождения, и согласился, что ты от обезьяны… Когда для тебя смерть русской ли, немецкой ли общности – стала ничем. Ботаническое растениеводство: ой, только не трогайте меня с этой политикой!…

И рядом – немного другое – мрачный лев в память жертвам мальтийского ордена. Эти своих не забыли. Живут целым кварталом, как государство в государстве – тут и скорая помощь, и пожарная часть, и дом престарелых, и так далее… Но тоже не по-русски, отъединенно… мрачновато…

А у нас, помните? На миру и смерть красна!… И что-то радостное есть в этом восклицании – среди своих и умирать не страшно, ведь все только начинается – мы, русские, не от обезьян, знаем откуда идем и куда – и что смерть – только рождение в вечность, вновь к своим. И это настоящее искусство – прожить так, чтоб умереть по-человечески!


Пара Беллум

Колокольцеву. Про убийство русских людей битами, если непонятно.

МанежкаВидимо, запамятовал, о чем говорили на Манежке. О крови. Видимо, забыл о том, почему тогда срочно изобретал что сказать мне, что, дескать, я тоже "русский генерал". Видимо, не дошли слова, что если кровь будет продолжать литься на улицах, и если опять будут отпускать убийц или просто не обращать внимания на убийства русских парней - последует реакция другого характера. Не просто, чтоб собраться на Манежке, чтоб нас услышали. Видимо, забыл тот страх, когда все метались кругом с вопросами "что сделать, что сделать", чтоб все это остановилось... Один раз народ собрался - чтоб сказать, что больше не будем жить между кавказским ножом и полицейской дубинкой. Если не дошло, второй раз говорить народ не будет. Второй раз будет другим. Если есть вопросы, можем еще раз поговорить. Найти нас просто.