ekishev_yuri (ekishev_yuri) wrote,
ekishev_yuri
ekishev_yuri

Из почты НОМП - ПБ. ЛИЦО ЧЕЧЕНСКОЙ ВОЙНЫ. 4.

Из почты НОМП - ПБ. ЛИЦО ЧЕЧЕНСКОЙ ВОЙНЫ. 4.

Эдуард Вурцели.


ПАЦИФИСТСКОЕ ЧТИВО


Война

 

   Война - последний аргумент как правых, так и неправых. На войне кровь, грязь, страх. Но если попал на войну - по своей воле или по принуждению, - то воюй. Не будь овечкой, пригнанной на заклание, будь хищником, способным постоять за себя. Человек может выбрать, кем ему быть. Воюй для того, чтобы выжить. Если не ты его, то обязательно - он тебя.


Полковник

 

   С раннего утра жестоко воевали. Раненых и погибших было много. На двух БМП привезли в Ханкалу 15 мёртвых. Пока похоронная команда разгружала машины, присел отдохнуть на мягкий газончик возле комендатуры. В расслабленном состоянии ловлю упоительные минуты спокойствия.

   - Товарищ солдат, - раздался надо мной зычный командирский голос.

   Через силу открываю глаза. Гляжу, стоит полковник, при полной красе. Будто в параде на Красной площади участвовать собрался. Вид начальственный. Обязательный животик, этакий запас жирка на чёрный день, китель нового образца (в провинции большая редкость) и фуражка-аэродром. Чем выше тулья у фуражки, тем хреновей в армии дела. Захотелось послать его подальше, да вовремя одумался. Вскочил, вытянулся, как в школе сержантов учили, глазами поедаю. В конфликт не вступаю, офицеров тут много и всех игнорировать невозможно. Сидеть же на "губе" - перспектива не из лучших. Потерплю немного его наставления, а там - на позиции.

   Старший офицер на передовой, - явление не постоянное. Полковников здесь можно увидеть лишь в периоды затишья, да и то - в дневное время.

   - Товарищ солдат, - повторил полковник, - вы в российской армии или в бандитской шайке? Почему на голове тряпка, а не форменный убор? Почему носим шорты? (Это я вчера обрезал, чуть выше колена, в клочья разодранные штаны, а других ещё достать не успел.) Почему грязны и стоите расхлябанно?

   Стараюсь себя сдержать:

   - Товарищ полковник, мы утром воевали. Привезли убитых. Загрузили боеприпасы, и опять назад. К тому же грязь, - отличная маскировка. - Видимо, наши командиры хорошо усвоили подобный метод маскировки и уже две недели не хотят организовать нам баню.

   Ребята, сидящие на броне БМП, машут рукой, зовут меня. Считая, что разговор закончен, закидываю автомат на плечо и иду к машине.

   - Солдат, я вас не отпускал. Неподчинение! - закричал полковник мне вслед.

   Видя, что его приказ не возымел действия, обратился к стоявшим неподалёку десантникам с требованием задержать меня.

   Два здоровяка нехотя двинулись в мою сторону. На их лицах написано, что у них также нет особого желания выполнять приказ.

   - Ребята, вшей нахватаете, - ещё больше охладил их пыл.

   Шлагбаум поднялся и наши БМП, под равнодушными взглядами десантников и ненавидящим - полковника, выехали на свободу.

   - Чего он на тебя наехал?

   - Столкновение двух миров. Он из мира примитивных.

   - Может, ему в морду захотелось?

   - В их среде эта мера неэффективная. Контакт с подобными нерационален, - вспомнил "Войну миров" Г. Уэллса. - Помашем дяде ручкой!

   В этот день мы потеряли ещё троих ребят из числа тех, кто отвозил убитых. Полковник остался в тылу, - наверное, и дальше отлавливает нарушителей Устава.

 

Кэп*

 

   Среди контрактников достаточно неординарных личностей: от романтиков, хронических неудачников и алкоголиков, до пофигистов и людей с уголовным прошлым. Идут в армию из-за безработицы. Из одного уральского города приехала бригада шахтёров, чуть ли не в полном составе. Так и воевали – как работали. Другие ехали на войну, не умея ничего, кроме как воевать. Кадровые военные и служившие в разных "горячих точках".

   Служил в нашем батальоне и бывший капитан, разжалованный в рядовые за пьянку и ещё какие-то дела. Воевал без офицерского гонора. На рожон не лез, но и за спины товарищей не прятался.

   Среди контрактников звания ничего не значат. Командовали группами те, кого выбирали сами солдаты. Учитывался опыт и характер.


 
  Кэп - кличка капитана. Случилось ему в каком-то деле отличиться. Решило командование отметить его героический поступок.

   На построении нашего батальона объявляют о присвоении Кэпу звания... младший сержант.

   Кэп рухнул на землю и во весь голос запричитал:

   - Ой, да за что же такое наказание? Чего плохого я вам сделал? - катается в пыли и продолжает ёрничать: - Помилуйте, господа офицеры, освободите от такой напасти.

   Ряды сломались со смеху. Послышались возгласы: "Прогнулся Кэп", "Гордись соплёй!", "Прими наши поздравления". Командиры поспешили подать команду: "Разойдись".

 

Ополченцы

 

   Прислали пополнение, семерых контрактников. А что им положено, в том числе автоматы - не выдали. Собирали снаряжение с миру по нитке: бронежилеты с раненых да убитых, автоматы трофейные. Так три дня они и воевали. Ни дать, ни взять - московское ополчение 1941 года. Их и прозвали "ополченцами".

   На стене диспетчерской аэропорта Северный тебя встречает надпись: "Кому ты здесь нужен, мудак".

   Новое географическое определение: "Если есть на земле задница, то это Чечня. Если есть у этой задницы дырка, то это Грозный".

   На броне машины - могильный венок с лентой "Память павшим героям". БМП в солдатской расшифровке, - "Братская могила пехоты".

   На бронетранспортёре большими буквами выведено: "Kill me"

 

В неврологическом отделении

 

   - Парень, ты поздно сюда попал! - говорил мне срочник - сосед по палате неврологического отделения. - Вас сюда нужно везти сразу после заключения контракта. По собственному желанию залезть в такую дыру, как Чечня, может только сумасшедший. Каковыми вы и являетесь.

   Ни говорить, ни, тем более, спорить, после тяжёлой контузии я не могу.

 

Свинцовый ветер или дежа вю

 

   Заметить приближение урагана можно. Можно и меры предпринять, уменьшить разрушительные последствия. Но для этого нужно шевелить мозгами и брать на себя ответственность. Но некоторые этого не умеют, а кто-то и не хочет.

   "Народу в России много", - мыслят наши стратеги. "Бабы ещё нарожают", - вторят им правители. Отвечать за гибель людей в бессмысленных операциях ни перед кем не нужно. Главное - всё красиво запланировать. Бессмертное: "Ди эрсте колонне марширен..." Враг пугается и бежит. Вперёд, солдаты! Ура! Ей-богу, если бы в нашем Уставе была предусмотрена возможность ведения боя в каре, пешим порядком, под флейты и барабанный бой, - наши полководцы не преминули бы ею воспользоваться.

   Мы - "контрабасы". Так здесь называют контрактников. Нас не любят офицеры и солдаты-срочники. Мы их тоже не любим. А ещё мы можем воевать. С первым выстрелом "чехов", слетаем врассыпную с брони и укрываемся в развалинах. Наш "пиджак"** замешкался и схватил пулю. Выстрелы и разрывы слились в сплошной, неразличимый гул. Густо сыпятся пули, рикошетируют от асфальта и стен. Соседняя "бэшка" крутанулась на месте, собираясь рвануть в боковую улочку. Несколько хвостатых огненных шаров через площадь полетели в её сторону. Наткнувшись на один из них, машина дёрнулась и застыла. Задние люки распахнулись и из-под брони посыпались бойцы. Именно посыпались. Каждого, появляющегося из горящей БМП, подхватывал свинцовый ветер. Исчезают головы, руки, туловища, - будто песочные фигурки, сдуваемые ветром. Мгновение, и остатки следующего распались на глазах. "Бэшка" разгорается, внутри рвутся патроны и снаряды. Последний человек горящим факелом вываливается наружу. Яркий сноп огня разносится на тлеющие кусочки. Мы курим в развалинах и ждём новых приказов.

   Ощущение дежа вю (того, что это уже происходило) не покидает тех, кто уже успел понюхать пороху. Может, август 1996-го, - не полная копия новогоднего штурма 1995-го, но последствия схожи.

   Наша колонна втянулась всё на ту же злополучную "Минутку". Началось... Нельзя назвать это неожиданностью. Предсказание, в виде одного смачного словца, переводимого на литературный язык сложным сочетанием: "Тяжёлая ситуация с предсказуемым исходом", сбылось. Но в народно-солдатские приметы учёные люди в погонах не верят.

   Война продолжается.

 

Феникс

 

   Отвоевали очередную пятиэтажку. Точнее, то, что от неё осталось. Дальше не двигаемся, так как последняя не подбитая БМП увезла раненых. У нас из серьёзного вооружения один РПГ остался. А напротив боевички сидят упёртые, и их много. Палят патронов не жалея. Из подствольников и автоматов их не выкурить. Перестреливаемся. Ждём подкрепления, которое два часа назад обещали.

   Вдруг, на той стороне, где боевики засели, сильный переполох начался. Палят "чехи" куда-то себе за спину. Некоторые, с перепугу, аж на нашу сторону выбегают. Стреляем по ним, немало озадаченные их поведением.


 
 Стрельба всё ближе. Разрывы, дым столбом. Рёв двигателя. Из-за разрушенной стены, словно Феникс из пепла, выскакивает Т-80. Он несётся прямо на нас. Видим, - танк не дудаевский. Стараемся на глаза попасть, чтобы тот, ненароком, своих не подавил. Наконец экипаж увидел нас. Танк остановился.

   Тяжёлая машина, - как смятая промокашка. Активная броня висит лохмотьями. Башня засыпана кирпичами и штукатуркой. У танкистов, вылезших из её нутра, вид не краше. На закопченных до черноты лицах блестят глаза, да белеют зубы.


 
 - Закурить есть, пехота? - затянувшись, заботливо протянутой кем-то снизу сигаретой, танкист оглянулся. - Мы к кому в гости попали?

   - "Двести пятая". Держи сигареты, кавалерия. Чего, заблудились?

   - Ищем тех, к кому нас направили, да найти никак не можем. Перекурим, дальше пойдём.

   - Может, нам поможете? Сейчас сюда броня должна подойти, а дорогу "бэшки" загораживают.


 
  Посредине улицы догорали две БМП, подбитые недавно. Из экипажей спастись не удалось никому. Сколько в них было народу? Из какой части? Никто не знал, и спросить уже не у кого. Царство им небесное...

   Чумазый танкист вытер рукавом стекавшие на лоб из-под шлемофона ручейки пота, махнул рукой:

   - Сделаем. Раз другой работы нет.


 
 Танк, развернув башню, чтобы не повредить ствол орудия, начал сдвигать подбитую технику в развалины. "Чехи" вновь открыли стрельбу из гранатомётов. Несколько выстрелов попали в танк, но вреда ему не причинили.


 
 - А у вас тут весело! - прокомментировал танкист, под шквальным огнём прибежав к нам в укрытие за сигареткой. - Пожалуй, тут немного задержимся.

   - Мы уж думали, тебе конец настал. Верно, заговорённый.

   - Просто день удачный. Куда будем воевать?

   При поддержке танкистов взяли ещё два дома. Подошло подкрепление, а через некоторое время, танк исчез так же внезапно, как и появился.

 

Наёмники

 

   Война идёт своим чередом. Именно война. Это политикам нужно выражаться корректно: "освобождение территории от бандформирований и установление конституционного порядка". Для нас это война, и идёт она на уничтожение. Уничтожение врага. Враг тот, кто поднял против тебя оружие. Война подразумевает гибель людей, их пленение. В одном из боёв взяли в плен десятерых. Восемь боевиков, то были чеченцы, передали "вэвэшникам", а двоих попридержали. Они обратили на себя внимание славянскими лицами и лёгким акцентом. Как оказалось, ребята приехали в Чечню с "незалэжной" Украины, воевать с ненавистными "москалями".

   Если местные воюют на своей земле, их понять можно. Ненавидя, но всё же понять. А этих никак нельзя.

   Они приехали убивать. Сделали сознательный выбор. Но военное счастье обманчиво. Им не повезло.

   Бронетранспортёр отъехал от фонарных столбов, на которых раскачивались два пса войны.

 

Капитан - (армейский сленг).

 

** Так называют офицеров, получивших воинское звание после окончания гражданского вуза.





Follow rusparabellum on Twitter

В свой твиттер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment