ekishev_yuri (ekishev_yuri) wrote,
ekishev_yuri
ekishev_yuri

Из почты НОМП - ПБ. ЛИЦО ЧЕЧЕНСКОЙ ВОЙНЫ. 10.

Из почты НОМП - ПБ. ЛИЦО ЧЕЧЕНСКОЙ ВОЙНЫ. 10.
Дмитрий Соловьёв.

СКЛОН

Часа три ночи... Что писать? Не хочу хронику... Хочу чтоб поняли, что у нас внутри было. А потом пусть и судят. Поднимаю трубку, набираю международный. Трубка тяжелеет... Я звоню матери Сергея и знаю, что надо спросить сейчас... Спросонья, но узнаёт... Я сразу к делу - мол, что надо написать, и хочу о Серёже... В трубке тишина. Ответ грубый и короткий - пиши. Объясняю, о чём писать хочу. Она требует - не указывай ни фамилий, ни дат, напиши так, чтоб каждый своего брата, сына, мужа видел, - чтоб кожей ощущал себя. Я недоумеваю, я ж не писатель, - если как исповедь написать - кто ж это читать будет... В трубке слёзы: "Димочка, ну ты же всё помнишь, просто пиши то, что знаешь, - пиши то, что важно, что рвёт изнутри". Гудки... Я напишу, вывернусь наизнанку, но напишу... Серёжи не стало через месяц после эпизода, приведённого ниже.


Пот - сплошным ручьём, едкий, как керосин - глаза жжёт углями... Бежать, бежать, бежать... Саднит рассечённое бедро, но надо бежать... Рядом Серёга, он в норме, да и пловец, - бегает как электричка... Там, наверху, двое духов приковали семерых наших ребят на пологой стороне и мы должны бежать быстро. Духи пытались достать, но склон крутой и с перепадами, слева зелёнка, да и зигзагом, вразброс идём – по двоим, движущимся вразнобой, трудно попасть. Ритм надо менять. Но куда там ритм, когда лёгкие уже как полиэтиленовый пакет. Вдруг простреливать прекратили... Это плохо, не так что-то... У меня остался один рожок, - на бегу зашвыриваю Серёге, - он целый, он дойдёт. Интуиция подсказала, как увидел шевеление в зелёнке, - вот почему не стреляют. Если они сейчас чуть спустятся и зайдут сзади, - хана. Что делать... Лёгкие выворачивает, бедро саднит всё сильнее...

Серёга матом орёт:
- Ты, что сукой меня считаешь, ты же пустой!
- Что ж ты орёшь!..

Показываю ему по склону, потом на зелёнку... Сквозь зубы цежу: - "Беги дурак, беги-и-и-и! Там ребята ждут..."

Придётся импровизировать... Горло горит как печь, всё в пузырях... Вижу, Серёга уже пошёл - быстро и грамотно. Дойдёт! Чувствую прилив сил. Ну, спаси и сохрани... Рву к зелёнке, бросаю под ноги автомат, - ну и хер с приказом не бросать - у нас их и так семь, а без боезапаса это железяка, если не брошу у духов, - их потом будет девять... Сейчас один только выход, купить их на игру в труса-десантника, желанный "трофей"... Это для них экзотика, - десантуру они боятся и знают, просто так не поверят... Ну, надо убеждать... Ору как сумасшедший: "Заебали суки! Хочу домой! На хер почки рвать, заебало мясом быть... Всех ненавижу!" Пусть решат, что съехала крыша - в это поверят. Впрыгиваю в зелёнку. Рассечённым бедром, сука, прямо на сломанную ветку, чувствую, как слезла повязка и теплая кровь струится по колену. Надо бежать в сторону, чтобы у Серёги был шанс... Серёга парень крепкий...
Слышу треск метрах в тридцати сзади, потом ещё... Как будто трое, не справлюсь никак - ослаб, да и нога не слушается. Двух ещё бы можно, но не троих... Главное бежать, чтобы их растянуть поодиночке, - если навалятся втроём, - мне крышка, боекомплект по нулям уже вторые сутки... Страшно... И Серёга хер знает, что обо мне подумал, если слышал, как я орал...

Вот ведь суки, - сзади не стреляют, хотят взять живьём, пидоры... Если пропаду, ведь могу прослыть трусливой сукой... Но там семеро наших ребят и Серёга, а если они будут живы, то я хоть петухом согласен... Теперь главное - рассчитать как двоих порешить, - а потом и нож себе в брюхо, потому как третий может повязать, сил уже нету... Слышу сзади топот... И русское, - "Ну что, пидор, отбегался?" В прыжке заваливаюсь на спину и, - в сторону, в сторону... Нож легко оказывается в руке, разворот через плечо и всем телом в удар... Нож пробивает ему голень насквозь, он орёт, а я рычу, словно бешеный пёс, руки все в крови. Бью подошвой по колену другой его ноги... Он валится на меня, и я вижу лицо, - молодое, грязное, искажённое болью... Сука! Руку, согнутую в локте, сдавливаю на его шее и прорывается наружу дикая ненависть, заглушающая желание жить. "Сука-а!" - истошно ору я, слыша, как хрустят его позвонки. Всё длилось от силы секунд пять, - но я наслаждался... Стоп, там второй, отшвыриваю обмякшее тело и вскакиваю, опёршись о ствол дерева... Вот он, второй – метрах в пяти приостановился, глянул на труп своего и закружил в стойке... Где третий? Холодок пробегает по спине, - разгадали...

Серёжа... Если бы я мог сейчас заорать громом, чтобы ты знал - он у тебя сзади. Ору изо всех сил, - "Серёжа, сза-а-а-ди-и-и-и, смотри!.."

Там, наверху, стреляют по нашим... Раздаются две характерно коротких очереди, почти одна в одну, - это Серёга, так стреляет десант, и тишина на пригорке, только слышно, как наши иногда постреливают, очень глухо, с другой стороны, - потом опять длинная, звонкая очередь... Это значит, он дошёл и подаёт мне знак, что идёт вниз... Серёга, сиди, пока пацаны поднимутся... А противник мой, сукин сын, всё танцует вокруг, заметил ногу и улыбается... Калаш отбросил назад, метра на четыре, дурак... Но радость моя быстро прошла, - по тому, как он перехватил нож, я понял, что он с ним обращаться умеет... Если я сейчас потянусь к своему, - метнёт, между нами метра три и со своей ногой мне не уклониться... Ору опять, изо всех сил: - "Серёга, не иди!". Ведь если он спустится к нашим, чича снимет его с вершины, забравшись вслед, если пойдёт ко мне, - срежет его снизу...

Чеченец отбросил нож и с акцентом произнёс: - "Ну чо, на понт тебя взять, Ваня?". Допрыгнув ко мне, попытался ударить в живот, я ушёл к нему навстречу и получился только пинок. Хватаю его за шею и пытаюсь достать в рыло лбом, попадаю. Но он, сука, крепкий попался, - рванулся вниз и меня повалил, орёт и рычит, упёрся мне в грудь коленом, а у меня уже сил нет... Он вскочил на ноги, а я на четвереньках, ни хера не вижу, пытаюсь встать. Он приложился всем ботинком мне в челюсть, - зубная крошка и кровь забили горло. Ну всё, кранты... Он бьёт по крестцу и я уже не могу подняться... Смеётся, сука... Сегодня его взяла, но наши ребята уйдут, пусть моё тело будет для них забавой... "Ну что ж ты не бьёшь, сука, устал?" - рычу ему. А он в ответ: "тебе жить хуже будет, пидор"... Ну уж нет, живой не дамся, рука лезет в одёжные складки, - там фотография жены, я ведь ушёл через два месяца после свадьбы...
"Добей, сука" - прошу его. Он, видно, решил, что я лезу за камнем или ножом, х...й его знает и, перевернув меня ногой, ударил по руке носком, и фото опустилось в метре от меня. Подобрал и смеётся: "Что ж ты её с собой не взял?"...

И тут у меня просто уехала крыша, - я схватил его за колено, подобрался и распрямился обеими ногами в пах... его согнуло, он откатился, пополз к автомату на карачках. "Убьёт" - радовался я, но тут голова его треснула и разлетелась кусьями как арбуз, после короткой автоматной очереди... Я ничего не вижу - муть в глазах, но голос - Серёжки... Родной, не оставил, не забыл. Чувствую, как он ощупывает меня: - "Димка, ты как, потерпи, сейчас ребята будут"... А я ему - всё про третьего: - третий был, где третий...
- "Да слышал я, как ты голосил, на ремни я его пустил. Ты так орал, что он, по-моему, уссался..." Различаю через муть, что рука у него висит как плеть...
- "Серёга, ты чё?" - "Норма, - а ты, дурень, молчи, у тебя башка, - с дыню размером..." У меня - слёзы по щетине, держусь за Сергея и в душе - чуть не истерика от счастья: "Живы!!! ЖИВЫ!!!"
- "Сережа", - опомнился я, - "Фото, Наташино фото".

Серёга опустил меня на землю, быстро нашёл его и бережно вложил мне в руку:
- "Ты не переживай, я ей слово дал вернуть тебя домой".
Я провалился в пустоту...

Серёжи не стало в том самом бою, когда мне порвало ноги. Сергей всегда лез вперёд всех. Из всех нас, - Васьки, Игоря, Серёги и меня, - вернулся только я...
Васька подорвал себя вместе с духами, лёжа с оторванными ступнями, - мы пытались его вытащить, но не смогли...
Мёртвое тело Игоря «воины аллаха» разрезали на куски, а голову вставили в баскетбольный мяч и проткнули штырём - у него на руке была наколка "Космонавт"...

Серёже прошило пулями спину, когда уходили от сгоревшей колонны и он лежал на склоне, и только орал, отстреливаясь: - "Тяните Димку, тяните!.." Там осталось его обескровленное тело, которое духи в злобе изрешетили автоматными очередями...

Смерти Серёжи я не видел, - был без сознания и мне долго не решались сообщить. Сказал потом "батя" и про тело сказал... Я как сейчас помню, какой комок подкатил к горлу, разрываемому на части, помню, как слёзы заливали подушку, как пропала боль в растерзаных ногах... Меня гнуло дугой, рвало грызть железную спинку больничной койки, кулаки сжимались так, что ногти превратились в сплошной кровоподтёк...

" Как же так, Серёга?.."

Как неистово я желал превратиться во всеуничтожающую атомную бомбу, в смертоносный, ядовитый заряд, сброшенный на центр Грозного и испепеляющий своей ненавистью его поганых защитников, сжигающий их кожу, обугливающий мясо, наслаждающийся их предсмертными воплями... Но я был калекой...

На третьи сутки я замолчал... И не разговаривал две недели. Ни с кем. После прошла ненависть и осталась злость на самого себя... У меня отрезали половину моей души, - ноги это ерунда, ведь я стал инвалидом другого рода. С Серёжей исчез тот Димон, - готовый всегда и везде, и как надо, - я думаю, он сейчас вместе с Серёгой, - по другую сторону бытия...

А я - здесь, вставший на ноги кусок плоти... Но пустоту заполнила Наташа, заполнила любовью, а не жалостью, прощала битые стаканы и непонятную злобу. Однажды я смотрелся в зеркало ванной и начал крушить всё. Она не сказала ни слова, а через неделю, утром, в воскресенье, в зале висело наше с Серёгой фото, подписанное: "Друг, мы вместе..."

Я так и сел, а она сказала: "Ты перед ним в ответе, - за каждый вздох, слабость, за каждую жестокость..." И я пошёл в тренажёрный зал, выл, но грузил ноги. Сейчас я даже не хромаю. Моего сына будут звать Серёжей...



Follow rusparabellum on Twitter

В свой твиттер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment