?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Ю.Екишев

Отцы или отчимы?..

Я предвижу восстановление мощной России, еще более сильной и могучей. На костях мучеников, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая – по старому образцу.

Св. прав. отец Иоанн Кронштадтский.

Проблема утраченного отцовства

Представь себе свою смерть. Ты умер, нет  тебя больше. И твой ребенок остался один.

За бортом останутся идеи и названия движений, которые тебе многое говорили при жизни, и так и не реализовали ничего из своих «программ улучшения земной жизни» или попадания в вечную, но ты отдал им и свое время, и свои силы, и свои надежды.

Все закончилось.

Нет того мира, в котором бы ты чувствовал свое дитя под своей более-менее надежной защитой.

Есть только личности, на кого бы ты мог оставить мир своего ребенка.

Так вот, выбирая из них, кого бы ты выбрал? Если бы была возможность указать одного-единственного.

Кому бы ты доверил вместо тебя, воспитание своего ребенка. Отцовство. Защиту. Уверенность в том, что этот человек каким-то образом даст твоему отпрыску или твоей отроковице тот стержень, который удержит его, не даст пропасть, привьет нормальную нравственность, этику, даст любовь к труду, научит ценить чистоту и внешнего мира, и внутреннего?..

Кого бы ты хотел видеть ему добрым дедушкой… (многие спросят – а при чем тут политика? А это и есть отбор, выборы. «По места выбирайте лучших» – вот как жила Русь. И выборы были. На своем месте. Только из круга тех, кого знаешь досконально).

Сначала немного «чернухи»: Кадырова, Шойгу, Путина? Доверил бы ты ребенка Чубайсу, Боре Моисееву, Филиппу Киркорову? Почему их? Но ведь телевизор-то их навязывает… (и это только отдельные лица скрытой от тебя системы педофилии, о чем чуть ниже) Фантастика? Как раз нет. Именно так устроен человек, ищущий к кому бы пристроиться, под чьим крылом угнездиться. Именно на этом строится нынешняя «политика», которой нет на самом деле. На место отцов проскользнули отчимы.

И тырят конфетки по карманам людей, беспечных как дети, что раз телевизор говорит, что все хорошо, значит так и есть, значит о них заботятся…

Тихий час, в который погрузилась страна, как детский сад, захваченный террористами-педофилами…

Если бы в твоих руках были все педофилы, населившие страну, что бы ты сделал с ними? Не сжег ли бы по завещанию патриарха Никона – «всех мужеложцев жечь непременно» (в те времена похоже, не было даже речи о насилии над ребенком и грех этот не именовался, просто его не было. Думается, если б одного такого гаденыша закинуть туда в те времена и к тем русским людям, то его не просто бы сожгли, а сожгли так мучительно и фактически, чтоб неповадно было никому. Хотя психология современного общества утверждает, что любой насильник в конечном итоге скатывается к этому педофилическому состоянию… Но видимо раньше жгли на подступах)?

Или ты бы закричал, что это «архаика», и допустил и в свою семью «толерантность», и спокойно написал бы опус-завещание наследникам, как им уживаться в случае если отчимом станет путино-гундяевское педофило-чикатило?

Многие полагают «дремучесть» и «архаику» в обращении к примерам прошлого. Но когда речь идет о принципе жизни государства, как семьи, и личностях – отцах нации, то все обстоит с точностью до наоборот. Сегодня надо смотреть не на «темы», которые продвигают те или иные структуры. Потому что и химера, чувствительная по-хамелеоновски к окружающей обстановке,  стала краситься под национально-ориентированные «темы» или под «исконную веру» (например стяжательство под прикрытием МП-гундяевского-патриаршества), уводя от решения вопросов и национальных и мировоззренческих.

Надо смотреть на личности. И оценивать их надо не по словам, а именно по тем настройкам отцовства и отчимства, которые человек чувствует гораздо лучше и комплекснее, не увязая в том, «кто что сказал на какой странице». В предыдущих статьях уже разбиралась ограниченность научной логики, которая сама об этом свидетельствует. Но есть иная логика – логика народных чувств и оценок. Гораздо более объективная в отражении сущности событий, и угасающая только вместе с народом, до последнего момента судящего всех своих правителей, и проклинающего их, или наоборот, несмотря ни на какие потуги вешателей ярлыков, помнящая и любящая, и ценящая, и благословляющая. Разве не проклят сегодня народным чувством, например Ельцин, посеявший разруху? Или его дружки Чубайс и Горбачев – не прокляты еще прижизненно? В последнем случае, правда, есть раскол в нюансах и деталях проклятия, касающиеся продолжительности их земного существования – приблизительно напополам. В народе есть те, кто желает им поскорее отправиться к Ельцину, а есть те, кто желает им дожить до светлого дня суда над ними.

Теперь к другим примерам.

Если бы, скажем, сегодня отцом нации был человек с объемом личности полковника Квачкова, то нас бы как раз ждал взлет, а не использование нефтяной темы для наживы химерического клана.

Если бы мы жили как семья, на основах тех нравственных качеств, которые внесли в Русь, обнаружили, укрепили такие люди, как Александр Невский, Дмитрий Донской, Сергий Радонежский, Алексий Московский, Стефан Пермский – при нынешнем уровне прогресса, конечно – мы бы жили в бесконечно ином государстве. В котором никто бы не греб себе заводы, как Чубайсовы детки-кукушата. В котором педофилов бы не было изначально. В котором не было бы коррупции. Да, в котором не было бы и пивного безделья перед телевизором, как ежедневного кайфа… Да, надо было бы и учиться, и трудиться… Но зато не было бы кавказского буфера, в который сейчас бьется молодежь в первую очередь. Да, надо было бы жертвовать свое время на общее дело, думая, а что еще не сделано.

Несделанное благо – такой же грех, как совершенное зло. Ничем не меньше.

Выбирай, как бы ты хотел жить?

За свободу, чем ты готов пожертвовать?

За спокойствие своего ребенка?

Не надо всего. Выбери сейчас те качества личности, кого ты хотел бы слушать, как равного и, возможно, старшего. Это и есть политика. Не бывает пустым место пастыря. Но учти, если веревочки от него ведут к Кадырову и Чубайсу – они будут «дедушками» твоих детей.

Ты согласился, что Путин будет опять на время всеобщим отчимом? Тогда не жалуйся. Продал ты свободу свою довольно бестолково и дешево. За кредит и пустые обещания. За бесплатный ваучер в чубайсовской мышеловке.

Настоящее через телевизор твердит большинству, что так жить, конечно, может и нельзя, между Домом-2 и бесконечными страшилками ЧП. Но вкладывает в мозги простого человека вирусы, что нет другого выхода, потому надо так жить. И все сводится к их мифам, к их «архаике», к их заграничным «кумирам», произнесшим, что демократия – это конечно, зло, но самое меньшее из зол. Пугают снова силой власти. Нажимают на древние педали управления человеком. Вкладывают в подсознание покорность, имея тысячелетние «наработки». Утаивая взлеты и приобретения всех тех, кто строил Русь. Ту Русь, где монах становился воином и начинал битвы. И где власть взаимно проникалась таинством веры и аскетичностью.

Власть охраняет идею. Власть проникается идеей. Идея приобретает воинственность от власти. Сегодня вера режима – единственная из всех религий на земле, пропитанная не аскетикой, а стяжательством. И режим Путина пропитан организованным стяжательством. И жрецы денежного культа все более безжалостны в уничтожении русского народа.

Прошлое же, не обработанное лапками либеральных «жрецов монетаризма» и умельцев-историков, показывает нам, что раз так жить нельзя, то и не надо так жить!

Страна захвачена. Большинство, согласившееся быть рабами, и охваченное «стокгольмским синдромом», не выносит, когда меньшинство вдруг не хочет ими быть. И в силу этой психологии мертвое большинство борется не с террористами в Кремле, а с теми живыми, кто пытается сопротивляться. Сотни трусов в головах своих борются с мужиками из Сагры или приморскими партизанами, вытесняя их образами заботливого Менделя, красиво постриженного футболиста, или вертихвостки… Посади в клетку к кроликам свободного сородича – зайца, и «соплеменники» в дикой истерике забьют его насмерть лапками. Потому что он такой же как они, того же вида, но – свободен.

Есть определенная закономерность в такой смертельной болезни – получаешь комфорт и отмазку, что «ничего не поделаешь» – только на время. Пока не коснется лично тебя. Пока нельзя будет вернуть самое дорогое.

Получаешь «очищенную» питьевую воду в удобной бутылке – отнимается русская чистая река где-то. Получаешь удовольствие от туристического загула в Таиланде по отелям, где предлагают «чужих» детей – отнимается ненужная тебе тайга. Кури бамбук.

Смотришь сериалы о латиноамериканских «потерянных детях»? И теряешь своих.

Анестетик делает боль несуществующей – не болит то, чего нет. А нет другого порядка на Руси, другой жизни. Но это не значит, что их не могло быть.

Да, древняя Русь, еще каких-то несколько десятков лет назад, та, которую не вспоминают мажоры на крутых тачках, та, которую не знает завсегдатай игрового клуба, та, которой нет в глазах продавшейся за айпады и шубки «ночной бабочки» – вот та Русь-матушка еще недавно выходила на «помощь», строила каждой молодой семье, появлявшейся в селе, новый просторный чистый красивый крепкий, пахнущий свежим деревом, дом. Как корабль, который никогда не утонет.

Для нынешнего человека – это бред. Без планирования. Без ипотеки. Без заглядывания в твой карман. Без длинной простыни, где отпечатано мелким шрифтом, сколько ты должен на веки вечные. Без шеи в петле бесконечной «работы на дядю». На тебе – дом. Женился, обрел вторую половину – вот тебе дом. Даже слово гулкое – дом. Не коробочка-квартирка. Дом. От Руси. От сердца.  Такими еще недавно мы были. Чудесными. Ведь Русь – семья. Значит, ты нужен ей весь. И ничего от тебя не нужно.

Представь, что ты в Руси. И твоей семье всем обществом, общиной, дружиной – поставили дом. А когда рядом с тобой родится еще одна новая семья, неужто ты сам, не по приказу, а первый, не пойдешь другу и брату отбирать лучшие бревна в лесу, валить их, везти в город, радоваться этому труду, запаху дерева? Неужто не приятно тебе будет представлять в этом доме бегающую в простых русских рубахах родную тебе ребятню, их радостные голоса, которые заполнят этот еще один народившийся гулкий, замечательный, новый дом?...

А ведь так было. И это было естественно. В отличие от той мути, которую несут либеро-историки про наши «бороды, темность и забитость».

Кому это мешало? Эта Русь-матушка ненавистна нынешнему гогочущему евробыдлу. Ее материнская забота о детях и военная, и мирная ненавистна их презрительным усмешкам. Но тебе-то, надеемся, еще нет.

Сколько построили нынешние отчимы для молодых русских семей? Ноль. Еще раз повторю, для того чтоб дошло – ноль. И еще раз, для тех, кто поклоняется ельцино-чубайсо-путинской гидре. Ноль. Всем русским молодым семьям, который вынуждены за ипотеку строить себе одну квартирку и еще три «добрым дядям, которым негде жить». Хотя у них есть свои государства, помимо «российского гражданства» – Израиль, Азербайджан, Грузия, Таджикистан… Это при том, что цены на нефть подскочили в разы.

Ноль – вот цифра их реального, а не телевизионного, отношения к молодой русской семье. Ты раб. Строй себе и нахлебникам.

Вера, воля и разум

В предыдущей статье был затронут вопрос разумной аскетики, как одного из свойств русских «людей длинной воли», собиравших Русь (http://www.pbrus.org/main/1794-yuekishev-rusi-ne-nuzhny-raby-sporshhiki-i.html). Сегодня же речь собственно о воле. Насколько длинной реально она должна быть, чтоб изменить ситуацию. Возможно ли это кратковременным напряжением сил? Безусловно, речь идет о сочетании веры, воли и разума, поскольку первым естественным барьером для многих является смерть, страх смерти, или даже не смерти, но тюремного заточения, преследования… И этот барьер очень многих держит в состоянии бездействия, как короткий поводок. Увы, пока что для многих рамки «как бы веры», «как бы действия» и «как бы свободы» – непреодолимы.

Причем, если человек в нынешнем состоянии и прыгнет за рамки, то, не имея привычки и ориентиров, просто будет беспомощен. Как в 93-ем году те, кто приходил в воинские части и «уговаривал» пойти на защиту Белого дома добровольцев, вместо безусловных команд к исполнению и мобилизационной логики, на которые человек не будет способен, не имея определенного духа.

Понимание важности «длинной воли» можно развить, имея определенное бесстрашие молодого русского парня, сегодня на улице бьющегося с кавказским ножом. Его можно приобрести, поставив не только короткие цели сопротивления кавказскому беспределу, но и цели искоренения причин этого болезненного для общества беспредела, построения русского государства вместо оккупационных западно-ближневосточных администраций. Его можно внести в  ежедневный кругооборот людей действия, как работу воина над своим состоянием.

Можно сказать, что именно сочетание веры, воли и разума является определенным организационным оружием, применение которого необходимо в таком важном деле, как изменение режима в стране, когда счет будет идти в иные поворотные моменты на секунды. От этого будет зависеть эффективность и правильность действия, например, такого как мобилизация. Которая, безусловно, понадобится народу для избавления от раковой опухоли химеры, источника всех социальных болезней и симптомов.

Уговоры не помогут – это хорошо показал опыт 93 года. Да и опыт добровольческого белого движения начала 20 века, во многом напоминающего своими демлозунгами сегодняшнее митинговое действо («выше поднимем знамя демократии!»).

В рамках смены парадигмы государственного строительства необходимо сочетание всех сил. Тех, кто пока что абстрактно только «за народ» и против «этих уродов в Кремле». Тех, кто прошел столкновения с «кавказ-силой». Тех, кто устал так жить. Тех, кто умеет воевать, но накушался общения с соотечественниками, живущими на гмо-подачки. Тех, кто даже еще не обнаружил в себе качества русского воина (вовсе не обязательно это человек нынешнего армейского рф-склада). Тех, кто настроен преобразовательно (для некоторых это звучит как «революционно»). Тех, кого «достали» и социальная несправедливость, и постоянно льющийся из Кремля обман.

Собственно революция, о которой так усиленно твердит интернет – это не цель, а плод смены парадигмы. И возвращение назад, к корням, как возможно перевести это слово – невозможно без носителей этого возвращения, дошедших не только в мыслях до победы, но не могущих жить без Руси-семьи.

Воля не нуждается в логических построениях правильности действий. Она нуждается в конечной точке – куда стремиться. Теории социального развития – ей только помеха, поскольку как они ни пытались описать настоящее, так и бились в барьер собственной ограниченности. Собственно, революции 20 века – это были революции веры в науку (а не науки), подкрепленные маузером.

Вера дает видение конечного результата, и включает кнопочку воли, ведущей в иное бытие. Или выхода из личного кошмара. Суворов – «слуга царю, отец солдатам» – включал именно эти механизмы сочетания веры, воли и отваги в русском солдате, воюя малым числом. Именно это давало ему власть над жизнью человека, и давало силу воину идти и на раны, и на смерть. Даже на чужбине, в походе. В осознании государственной важности этого дела. У нас не было в Европе никогда целей завоевания. Но установление необходимого нам порядка приводило нас и в Париж, и в Берлин, заставляло нас штурмовать Альпы и оборонять Шипку…

Человек, у которого внутри «щелкнули» эта семейственность и это отцовство по отношению к русскому народу – перестает бояться. Он начинает наводить порядок. Приводить в чувство коматозных соотечественников. Мобилизовать на защиту Руси-матушки силы.

Многие спрашивают – а что сделает новая власть? Наивные вопросы… А что сделает отец с проникшими в семью педофилами? А что сделает отец с барыгами, продавшими наркотики его сыну? Что сделает «ворошиловский стрелок» с насильниками? Что сделает грамотный военный, любящий армию, с табуреткоголовыми приватизаторами имущества, которое народ создавал на защиту своих детей? Что сделает народ с теми, кто над ним измывался, уничтожал нечеловеческим пренебрежительным невниманием, топил в «Курске», в «Булгарии», гробил в самолетах? Что сделает русский крестьянин с «понаехавшими» посредниками, от имени режима отбиравшими у него все?

Да несложно себе представить «что». То и сделает, что заслужили. При нормальной постановке вопроса. Спросит в первую очередь – чем занимались, когда Руси было непросто? В паспорте введет отмененную графу, и попросит самоидентифицироваться – кто ты, что ты, мил человек, зачем приехал… И дальше каждому – свое… Некоторых по завещанию патриарха Никона – «жечь непременно». Этого пока что никто не отменял. Новая, отцовская, власть, учтет все ошибки и выставит свои оценки истории – как проникала к нам кукушиная «безотцовщина» (веяния эти были давно – вспомнить, например, отмену патриаршества в 18 веке. Буквально власть отца – Πατριάρχης от πατήρ — отец, ἀρχή — власть. И замену деперсонифицированным Синодом, управляемым обер-прокурором, по сути чиновником… Но это отдельная тема)

Пока что, в своей оставленности, народ вместо «научно обоснованного улучшения-модернизации жизни» (имеющего такой же характер приобретения, как проценты по билетам МММ) увидел кровь отцов на руках террориста, кровь лучших родов, взятых смертью от их ножа и междоусобной бойни, кровь детей, способных стать достойными наследниками, кровь лучших матерей в попранном целомудрии и чистоте. И услышал обещания режима, всех его «выберименяек» – я, я, я вам отец, я вам патриарх… В частности Путина, целующего мальчиков в живот. В частности, Гундяева, заказывающего мальчиков по таиландским отелям…

И пришло время проявить всю волю, сложить ее, в единое целое, используя куммулятивность, которая способна прожечь любую броню и защиту. Сложение в едином направлении воль русских личностей, имеющих единую цель – отцовскую русскую власть против нынешней отчимской многоголовой безотцовщины. Это посильно. Это возможно. Это эффективно и осуществимо.

Мобилизация.

Нет уже времени. Нечего ждать. Никто не придет и не скажет – вот тебе то, что ты ждешь. Что ты ищешь в интернете. Что надеешься услышать в передаче новостей. Не будет там этой основной русской новости. Русское государство не родится само. Никто не придет и не накажет ни по какому закону ни банду Ельцина, ни банду Путина, ни следующую… Если ты этого не сделаешь.

Нечего ждать. Надо готовиться.

Основным вопросом будущего дела будет внесение «длинной, государственной воли» в действия людей. Внесение вектора, направления. Пока что есть броуновское движение, дезориентированность, хаос, жизнь каждого на своей волне, «у каждого своя правда». И надо быть готовым преодолеть это все в нужный момент.

Как железные опилки. Пока нет магнита – они лежат, как попало. Как только появилось поле – они выстраиваются в ряд. Не добровольно, не после уговоров. После появления услышанной команды. Процессы мобилизации, их четкость, быстрота реакций – вот от чего будет зависеть успех русского дела, а не от длинных комментариев и жалоб. Дела воли и разума – умение мобилизовывать и организовывать, вот отчего будет зависеть, скажут ли нам спасибо наши дети, или и мы сгинем и сгнием в безвестности.

Не все в человеческих силах. И это окончание «войны всех против всех» – не дело «мешка с костьми». Это дело воли, веры и разума личности, не хотящей так жить по разным причинам. И только из веры, дающей видеть конечную цель – очищенную от нечисти Русь, ты можешь взять необходимые силы и для своего дела и для своего мобилизующего остальных слова. Сегодня основным эквивалентом этой тренировки слова и дела, этого приготовления появления новой, и в то же время бесконечно родной отцовской Руси, будет время – сколько ты потратил его не на себя, а чтоб помочь будущей молодой русской семье. Время, потраченное не на себя – это твой тренажерный зал. Время, потраченное с разумом – это успех будущей мобилизации всех оставшихся у Руси сил. Время, потраченное на налаживание связей – это то время, которое ты сэкономишь, когда не будешь стоять в растерянности со всеми, «а что делать, куда бежать»… Время, потраченное сегодня на умение отличать своих от чужих – это безопасность твоя и твоей группы, что ты не побежишь за очередными чужими «раскрученными» поводырями.

Все «запевы» про необходимость выращивания или рождения новых абстрактных «элит» изначально носят методологически необоснованный и исковерканный характер, не относящийся к нам. У нас особый путь, не вписывающийся в усредненные закономерности развития «нормальных государств», на что пытаются опереться те, кто превращает науку в идеологию, боясь кровавой ответственности, вынося «элитность» – то есть избранность, за пределы ответственности и отцовства, делая ее изначальной данностью (я такой хороший по некоторым параметрам – неважно каким – высоте лба, или толщине полного собрания моих сочинений – и потому я буду над вами)… По сути то же самое скрытое отчимство, когда стремление стать лидером вне драки за семью, культивируется как основание власти. Это не наше. Мы, Русь – семья, этим и отличаемся от остальных. Отец за семью и ответственен и первый лезет в защитительный бой.

Есть два полюса на земле – оседлая Русь и кочующий Израиль. Русское государство и химера. Остальное – где-то посредине, между, в своем месте спектра. Как воюет Израиль – «иди последним, чтоб первым вернуться с битвы». Для Руси это неприемлемо. Мы другие. Из другого вещества: «сам погибай, а товарища выручай».

Посмотри на их закон. Каков он?

Aboda Sarah 37a: «Девочки гоев с 3-летнего возраста могут подвергаться насилию». Йевамот, 98а: «Все дети неевреев – животные» Gad. Shas. 22: «Еврей может иметь нееврейскую девочку, но не может жениться на ней». Yebhamoth 11b: «Сексуальные сношения с девочкой разрешены, если девочке есть 3 года». Кетбот 11 в; Талмуд, страница 617: «Когда взрослый мужчина имеет половые сношения с маленькой девочкой, это ничего, поскольку когда девочке меньше, чем три года, то это как будто кто-то вонзает палец в глаз, слезы подступают к глазам... но зрение возвращается, так и невинность возвращается к маленькой девочке, которой меньше трех лет». И так далее, до: «Если еврей имеет коитус (половой акт) с нееврейской женщиной, независимо от того, ребенок ли она трех лет или взрослая женщина, замужем она или нет и даже если несовершеннолетний подросток только девяти лет и одного дня — вследствие того, что он имел преднамеренные половые сношения с ней, она должна быть убита». Shahak, I. (1994). Jewish History. Jewish Religion.  87.

Это их закон.

Есть у нас хоть что-то подобное? Нет! И быть не может! Наш закон – мы уже разбирали, Русская правда, наказывающая за несправедливость, укрепляющая правых.

Нет таких теорий, нет таких слов, чтоб соединить наш закон и их.

Все, что они твердят о единстве, о Конституции, о толерантности, о мирном сожительстве в рамках общечеловеческих ценностей, об общем хозяйствовании, о «социальных теориях», о перспективах президентской Россиянии – это вранье. Ложь. Их отец – диавол. Нет во всем мире таких сил, чтоб соединить вместе два этих полюса. Нет никаких оснований русскому человеку думать, что нынешний режим легитимен и «законен», что сила у этих подозрительных изначально отчимов, сколько бы они при переписи ни указывали о своей «россиянскости».

Нет общения света и тьмы. Вещество и антивещество. Взаимоисключение. Нет и не может быть соединения их и нас. Кто-то погибнет.

Русский человек красив в первую очередь не приобретениями культуры или культивированием плотских достижений, а красотой поступка (связанного с силой стояния в вере, в правде, в истине). Объяснения которому приходят зачастую потом, после его совершения. А то и посмертно. После смерти, которой русский человек боялся меньше позора и бесчестия.

Отношение и к священству, и к царю, как батюшке, не порок наш, не пережиток, не «архаика». Это особое, вербализованное предельно емко свойство русского психотипа. В предыдущей статье  было сказано об идеальном устроении Руси, как цепочки самоподобия от личности до Царства Небесного. И в обратную сторону, можно сказать, на сегодняшней «глобализованной» Земле, Русь – это последний плацдарм, на котором предстоит воевать тем, кто не желает навязанного оккупационного отчимства. В этой войне проявятся отцы. В этой войне тот, кто сможет на основах веры – отмобилизовать Русь как семью и защитить, тот и глава семьи. Никак иначе.

Многие «аналитики» уже плешь проели народу поучениями, что «необходимо». Само это слово (обезличенное «необходимо») подразумевает, что человек по-комиссарски знает, что происходит и что надо сделать (кому-то, не ему, он – над схваткой, выше). И апеллирует к некоей силе, которая должна сделать это вместо него, под его чутким руководством, а он будет на этой войне идти позади... Разве отец говорит – сынок, на нашу семью  напали злые оккупанты. И необходимо их изгнать… Я такой умный, что увидел это и сказал – а тебе надо идти и прогнать их… Нет! Отец говорит другое  – погодите, сынки, старшие за мной, а младшие не суйтесь поперед батьки! Не вперед, а именно за мной…

Есть командиры – «делай, как я». А есть комиссары в кожанках – «делай, как я сказал»… Русь – жила отцовством и обходилась без комиссаров.

В войне психологий неправильно расставленные акценты или внесенные ошибки отливаются всей русской семье очередной слабостью в действиях, разобщением еще оставшихся реальных сил и новыми кровавыми слезами.

Отца нельзя родить. Его можно найти. Или стать им.

О какой воле и каком отцовстве речь?

Если ты, скажем, русский парень, получивший срок за то, что выстраивал в ряд подонков, напавших на рынке на русскую девочку, и крошил им зубы… И они молчали (или лопотали – брат, брат…), и стояли перед тобой, пятеро перед одним, а ты всего лишь своим кулаком объяснял по очереди каждому, что так жить нельзя, и ты знал, что они потом побегут «к своим», в прикормленную полицию, и наперебой будут катать заявления на тебя… Вот такому русскому парню, тебе, будет легче собрать волю в этот свой кулак, и быть со своими. Это для тебя естественно. Отцовство пришло уже к тебе, когда эта девочка стала для тебя смыслом жизни.

Если ты русский дядька, прошедший Афган, и Чечню, и Баку, и Ош, и много чего еще – тебе тоже будет легче, собрать как обычно «тревожный чемоданчик», и быть в нужное время в нужном месте. Не на защите и стороне педофилического лобби, конечно!

Если ты простой русский мужик, которому надоело все это «б…ство» (ну нет у тебя других слов про то, что творится сейчас) –  то, наверно, ты тоже не опоздаешь. Ты резвый. Ты прошел лучшие уроки русской школы (университеты впереди – когда надо будет восстанавливать и возрождать мощь страны). Тебя давили нищетой, а ты выстоял. Тебя соблазняли пьянством, а ты удержался. Тебя отвлекали «ржакой», а ты плевал на петушков-недоносков с голубого экрана.

Сложнее с теми, кто по выражению Козьмы Пруткова, может бесконечно смотреть на огонь, воду и как работают и погибают другие… С теми, кто не видит войны. Кто не чувствует, сколько русских парней уже полегло, сколько уже сидит в тюрьмах и по лагерям…

Сложновато тебе будет увидеть эту войну, если ты просто попиваешь пивко, тушишь бычки в грязном стакане, плюешь на все, смотришь порнушку, «рубишь капусту» на народных «темах»… У тебя еще нет детей, живешь пока что по журналам, «для себя»…

И все равно, если ты русский, в тебе есть Русь (если ты, конечно, не обрезал себе все – и будущее, и прошлое, и настоящее). Как некое неизменное, инвариантное пространство, плюс к тем измерениям, в которых ты пока что живешь. Это проснется, когда начнется очищение, когда погонят с Руси всю нечисть. Когда появятся отцы многим тоже захочется по-русски в эту баню преображения, помыться от налипшей грязи – таковы свойства психотипа русского, тяга к аналогии. Это показали и Приморье, Кондопога, Сагра – они сделали, значит, и нам можно.

Русь как отечество, не только место рождения, но и земля реализации отчего закона – основной движущий символ будущего преображения.

Вот это должно быть на острие событий. Люди не будут слушать длинных теорий. Люди не будут следовать «железной логике». Люди будут выбирать быстро, что сделать из возможного, из близкого, из логики народного чувства , между простых фраз и целей. И каждый должен уметь донести до человека всю опасность защиты «их закона». Что нельзя защищать извращенцев-отчимов. Надо быть на стороне Руси и ее изначального отцовства. Это просто. Это понятно. Из этого уже следует остальная «политика», из главного принципа, положенного в основание. За отчизну, за отечество. Не только как землю. Но как место русской отеческой власти.

И это же является критерием оценки всех действий. Всех результатов правления.

Иначе так и будут пропадать наши дети. Иначе так и будут показывать по телевизору русских отцов, кающихся, что до смерти наказали педофилов. Иначе так и будет обезволенное большинство пребывать в плену политических фокусников, циркачей и манипуляторов, показывающих как соединить несоединимое. Неотмобилизованное большинство, само, из «инстинкта самосохранения» и иных теоретических предпосылок, описывающих характерные черты нации, от дивана не оторвется. Потому что удобно, когда есть кто-то, кто создает видимость деятельности и говорит сладкие слова про «элиты» или «нацию». Не будет ни элит, ни нации (становящейся нацией путем рождения русского государства), если не научиться собирать волю в кулак и отмобилизовывать людей, становясь из соколов-драчунов русскими отцами-орлами, надзирающими строго любой непорядок, соблюдающими правду. Собирать всех не-безвольных, у кого воля хоть с мизинец, хоть с ноготь – в процессе борьбы поймут, почувствуют, осознают нынешний трагизм, увидят от верных и сильных, что нужно сделать (как в фильме «Окраина» - ставить в строй и провинившихся, и немощных). В драке поймут, а на диване – нет.

С тех, кто отсиживался, отцы потом спросят по-отцовски.

Пути русского орла и чубайсоидной кукушки несовместимы, противоположны и антагонистичны. Если ты этого не видишь, то твоего ребенка в животик будет целовать «новый добрый дядя».





Follow rusparabellum on Twitter

В свой твиттер

Комментарии

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
3000top
16 апр, 2012 15:43 (UTC)
3000-ТОП
Ваша запись появилась в рейтинге 3000-ТОП. Отслеживать судьбу записи вы можете по этой ссылке.
Подписаться на рассылку или отказаться от рассылки можно здесь.
( 1 комментарий — Оставить комментарий )

Календарь

Август 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Метки

На странице

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner