ekishev_yuri (ekishev_yuri) wrote,
ekishev_yuri
ekishev_yuri

18 июля. Речь полковника Квачкова в прениях в судебном заседании Верховного суда.

Приговор Мосгорсуда должен быть отменён, а уголовное дело по обвинению меня в подготовке вооружённого мятежа и террористической деятельности прекращено на основании 2-х следующих требований закона:

  1. Уголовное дело прекращено на основании п.2 ч.1 ст. 24 УПК – ввиду «отсутствия в деянии состава преступления»;

  2. Ввиду наличия обстоятельств, исключающих преступность данного деяния, предусмотренных в главе 8 УК:

в ст. 37 «Необходимая оборона»
в ст. 39 «Крайняя необходимость»
в ст. 41 «Обоснованный риск»
l. По обоснованию первого требования. Согласно ст. 8 УК «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все (подчёркиваю!) – все признаки состава преступления. Российским правосудием принято различать 4 элемента состава преступления: 1) объект преступления, 2) объективная сторона преступления; 3) субъективная сторона преступления и 4) субъект преступления. При этом, если в деянии нет хотя бы одного элемента состава преступления, деяние не является преступлением и, соответственно, отпадают основания для уголовной ответственности, а уголовное дело прекращается.
Однако судейская коллегия Мосгорсуда под председательством судьи Мелёхина уклонилась от исследования объекта и объективной стороны инкриминируемого деяния, ограничившись в судебном разбирательстве только субъективной стороной (да и то в неполном объёме) и субъектом , что позволяет заявить о процессуальной неполноте, несостоятельности судебного следствия и прений сторон, незаконченности судопроизводства по данному уголовному делу и, соответственно, - о юридической ничтожности вынесенного приговора. При этом Мосгорсуд не только сам уклонился от исследования объекта и объективной стороны инкриминируемого мне деяния, но и беззаконно пресекал все попытки обвиняемых и защиты добиться всей полноты судебного разбирательства. Данный вывод подтверждается следующими не принятыми судом во внимание обстоятельствами.
Пункт 1. По объекту преступления. Я обвиняюсь по ст. 279 УК, а именно – в подготовке вооружённого мятежа с целью свержения или насильственного изменения конституционного строя РФ. Непосредственным объектом преступления здесь являются основы политической системы РФ в части незыблемости основ конституционного строя России. Обязательными признаками объекта преступления, которые должны были найти своё отражение в доказательствах сторон и быть также обязательно установлены судом, являются отражаемые законом и изложенные в Конституции общественно-политические и социально-экономические отношения. Именно установленные Конституцией основы конституционного строя России (гл.1), права и свободы человека и гражданина (гл.2), федеральное устройство (гл.3), предназначение, права и обязанности президента РФ (гл.4), федерального собрания (гл.5), правительства РФ (гл.6), судебной власти и прокуратуры (гл.7), то есть именно такие – установленные и изложенные в Конституции – а не какие-либо иные внутригосударственные и общественные отношения представляют собой объект защиты законом и одновременно с другой, противоположной  стороны - может быть объектом преступления. Таким образом, только воплощённые в жизнь конституционные положения, то есть существующие де-факто, на деле, представляют собой ценности для человека, семьи, общества и государства и только они, являются теми частными, семейными, общественными и государственными интересами, которые подпадают под понятие «правовое благо». Однако, в настоящих условиях такого объекта правовой защиты в общественно-политической области в полной мере не существует: созданная политическая система де-факто не является конституционной.
По моему мнению, существующая в реальности, созданная Ельциным и его преемником Путиным общественно-политическая система не является правовым благом, подлежащим его защите уголовным законом. Однако Мосгорсуд не позволил обвиняемому и защите предъявить доказательства своей позиции, в том числе использовать вещественные доказательства, содержащиеся в данном уголовном деле в виде книг, журналов, статей, компакт-дисков и других, в том числе электронных носителей информации, подтверждающие несоответствие действующих основ политической системы – конституционным основам РФ, а именно:
1.1.Согласно ч.1 ст.3 Конституции «Носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ является её многонациональный народ». Однако Мосгорсуд не позволил защите предъявить доказательства, что единственным  источником власти в России стала сама власть Путина и его сообщников, и которая в силу своего неконституционного происхождения не может быть объектом уголовной защиты.
1.2. Согласно п.3 ст. 3 Конституции «Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы». Однако Мосгорсуд ограничил право обвиняемого и защиты предъявить доказательства того, что в результате незаконной узурпации власти гражданином Путиным и его сообщниками в российской избирательной системе проведение референдумов стало практически невозможным, а выборы на всех уровнях превратились в позорный для нации и государства фарс с тотальной фальсификацией их результатов. Реально существующая избирательная система не отражает действительную волю народа, не является правовым благом для него и, соответственно, не может быть объектом правовой защиты. Такую систему надо ликвидировать, а не защищать в суде.
1.3. Согласно п.4 ст.3 Конституции РФ «Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону. Однако Мосгорсуд ограничил право обвиняемого и защиты предъявить доказательства того, что в результате сфальсифицированных результатов выборов, незаконного применения своего административного ресурса в должностях президента и председателя правительства РФ граждане Путин и Медведев осуществили антиконституционный захват государственной власти и передачу её по наследству друг дружке с последующим преступным присвоением властных полномочий. Власть украдена у народа в результате политического мошенничества высших должностных лиц государства. Поэтому такая государственная власть, захваченная незаконным путём, не может рассматриваться в качестве легитимной и быть защищаемой в виде правового блага. Мошенник и вор государственной власти не может быть в законе и сидеть в Кремле; мошенник и вор должен сидеть в тюрьме.
1.4. Согласно п.3 ст.4 Конституции «Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории». Обеспечение  государственной целостности и неприкосновенности территории – земель и вод России – в Конституции непосредственно возлагается на Президента РФ как гаранта, который в своей присяге, согласно ст. 82, «клянётся «защищать суверенитет и независимость, безопасность и целостность государства»». Однако, Мосгорсуд ограничил право обвиняемого и защиты предъявить доказательства того, что нарушив целостность и неприкосновенность территории Российской Федерации, и отдав Китаю исторически принадлежавшие России дальневосточные земли в виде островов на реке Амур и Уссури, в том числе остров Даманский, обильно политый кровью советских солдат и офицеров, отстоявших неприкосновенность наших границ при отражении китайской агрессии, гражданин Путин совершил клятвопреступление. Такое же конституционное клятвопреступление совершил гражданин Медведев, отдав Норвегии несколько десятков тысяч квадратных километров Баренцева моря, имеющих важнейшее стратегическое территориально-государственное и экономическое значение.
Данные факты государственной измены гражданами Путиным и Медведевым были совершены ими в преступном сговоре с Государственной Думой и Советом Федерации, утверждавшими антиконституционные акты нарушения неприкосновенности российской территории, что подтверждает всеобщий характер национального предательства всей политической системы нынешней Росфедерации. Такая преступная, антинациональная и антигосударственная политическая система не может быть правовым благом и защищаться законом.
1.5.  Согласно п.1.ст.7 Конституции «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». В других статьях утверждается, что «материнство и детство, семья находятся под защитой государства; каждый имеет право на жилище, а малоимущим оно предоставляется бесплатно или за доступную плату; каждый имеет право на охрану здоровья и безплатную медицинскую помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, а также другие социальные гарантии, обеспечивающие социальный характер государства».
Однако Мосгорсуд ограничил право обвиняемого и защиты предъявить доказательства явного несоответствия реального нынешнего социально-экономического уклада, общественных и хозяйственных отношений установленному Конституцией социальному характеру государства. Нынешнее государство  антисоциально и антинародно. Это государство, в котором богатые богатеют, а бедные беднеют при фактическом отсутствии в России среднего класса. Конституционная Декларация достойной жизни и свободного развития за пределами Москвы воспринимается как издевательство над честью и достоинством русских людей, вынужденных не жить, а выживать в условиях усиливающейся деградации и упадка жилищно-коммунального хозяйства, образования, а теперь ещё и ликвидации науки – локомотива развития человеческого общества в 21 веке. Но главное – по России идёт и беззащитно плачет 5 –миллионное бездомное русское детское горе. О какой социальной защите материнства и детства можно говорить, если сейчас в стране безпризорных детей больше, чем после Великой Отечественной войны; когда закрываются школы, больницы, роддома и фельдшерско-акушерские пункты, когда социальная политика государственной власти привела к ежегодному убийству абортами нескольких миллионов  пусть и крошечных, но детей. Такое государство-детоубийца должно быть убито само, а не защищено законом. Не имеет права на жизнь государство, в котором в течение 20 лет целенаправленно продолжается демографическая политика сокращения коренного населения России, особенно русского, государствообразующего народа, и замена его десятками миллионов иностранцев-иммигрантов. Антинациональное и антисоциальное государство не является конституционным и не может быть объектом правовой защиты.
1.6. Согласно п.1.ст.4 Конституции – «Суверенитет Российской Федерации распространяется на всю её территорию». При этом под суверенитетом принято понимать полную (!) независимость государства от других государств и иных субъектов в его внутренних делах и в ведении внешней политики, что и является конституционным требованием. Однако Мосгорсуд ограничил право обвиняемого и защиты предъявить доказательства внешней зависимости России и оккупационного характера нынешней государственной власти, доказательства духовного и национального угнетения русского и других коренных народов России и подчинении национальных интересов России интересам иностранных интересов России интересам иностранных государств и других субъектов международных отношений, в том числе тайных. Несмотря на наличие вещественных доказательств, приобщённых к делу, в которых содержались сведения, подтверждающие незаконное установление в России еврейского господства в общественно-политической, информационной, финансово-экономической и культурологической областях жизни человека, семьи, общества и государства, судейская коллегия Мосгорсуда отказала обвиняемому и защите предъявить и огласить указанные вещественные доказательства в судебном заседании. Защита была лишена возможности  доказать, что относительная малочисленность еврейской диаспоры в России заставила еврейских захватчиков прибегнуть к массированному введению в Россию многомиллионной армии чужеземцев, поиску внутрироссийских сообщников по борьбе с русским народом, в создании криминальным этническим группировкам, прежде всего чеченским, благоприятных торговых, экономических, финансовых, юридических и иных условий для ведения ими по сути «свободной и безнаказанной» разбойной «охоты за добычей» в российских городах и сёлах. Матрицей этнической преступности в России является еврейское преступное сообщество, захватившее скрытый контроль над государственными органами власти, телевидением, радио, печатью и другими средствами массовой информации. Будучи российским отрядом мировой жидо-инфернальной закулисы, которую называть надо: «legion-666.ru», еврейская преступная ассоциация полностью владеет всей банковской системой России, включая Центральный банк, а валютно-финансовую политику ведёт исключительно в интересах ФРС США. Заталкивание Путиным Россию во ВТО на принятых условиях есть прямое нарушение национального суверенитета, которое фактически лишает отечественную промышленность и с/хозяйство экономических условий для внутреннего развития. Таким образом, оккупационный характер государственной власти противоречит конституционному требованию суверенитета Российской Федерации, не может считаться правовым благом и составлять объект преступления по инкриминируемой статье.
1.7. В  самой 1-ой статье Конституции Российская Федерация провозглашается правовым государством, а статьей 46-й «каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод». Прежде, чем перейти к изложению своей позиции и анализу существующей судебной власти и прокуратуры в качестве возможного объекта преступления, считаю необходимым довести до сведения Верховного Суда, что судьи Мосгорсуда: гражданин Мелёхин и его партнёр по судейской коллегии гражданин Мохов считают слово «педераст» нецензурным. Я не берусь судить о сексуальных наклонностях данных партнёров по судейской коллегии в их частной жизни, но переносить личные предпочтения на судебный процесс считаю недопустимым. Признаваемый в качестве классического «Толковый словарь русского языка» С.И.Ожегова определяет педерастию, как «противоестественные, извращённые половые отношения мужчины с мужчиной». При этом в словаре нет каких-либо пометок о нецензурности, ругательности или оскорбительности этого слова. Педераст – он и есть педераст (а то придумали себе: геи, «голубые» - пидоры они…).
2. По второму пункту – об отсутствии в инкриминируемом мне деянии объективной стороны состава преступления.
Обязательным признаком объективной стороны состава преступления является противоправность деяния, то есть противоречие его праву, незаконность. Однако Мосгорсуд полностью проигнорировал, не принял во внимание и не отразил в приговоре доказательства обвиняемого о законности в существующих российских условиях права на восстание, в том числе вооружённого мятежа. Более того, в России сложились такие общественно-политические условия, при которых переход к конституционным основам и нормам жизни стал возможен исключительно неконституционными способами: избирательные компании, как уже указывалось, превратились в фарс, проведение референдумов фактически стало неосуществимым, а на демонстрации и митинги власть реагирует только в полицейско-карательном плане. Однако отсутствие в Конституции РФ права каждого на восстание не означает противоправность самого восстания против власти.
В п.4.ст.15 Конституции РФ указано: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью её правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Право на восстание изложено во Всеобщей декларации прав человека, провозглашённой Генеральной Ассамблеей ООН, под которой стоит подпись Российской Федерации, как правопреемницы СССР и РСФСР.
В Декларации указано: «…необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства к восстанию против тирании и угнетения». Таким образом, восстание против тирании и угнетения является хоть и последним, но вполне законным средством для осуществления права каждого человека, его семьи и народа в целом на достойную и охраняемую законом жизнь.
Однако Мосгорсуд лишил обвиняемого права предъявить доказательства, а в прениях – лишил возможности обосновать позицию, согласно которой в нынешней России сложился и орудует путинский режим, основанный на произволе и насилии, режим жидо-либеральной тирании, режим национального и социального угнетения русского и других коренных народов России. Я как обвиняемый был судом лишён возможности доказать, что в Росфедерации сложились условия, при которых единственным способом обеспечения жизни русскому человеку и его семье, русскому обществу и сохранения исторической русской России, единственным способом сохранения жизни стало русское национально-освободительное революционное восстание за Веру и Отечество.
В нынешних условиях преступным является не восстание, в том числе и в форме вооружённого мятежа, преступным является уныние, отчаянье и безверие в русскую национальную силу, в богоизбранность русского православного народа, преступным является национальное и христианское бездействие.
3. По третьему пункту – об отсутствии в инкриминируемом мне деянии субъективной стороны преступления.
Обязательным признаком субъективной стороны преступления является вина в форме злого умысла. При этом вина определяется преступностью мотивов и целей деяния. Однако Мосгорсуд лишил меня, как обвиняемого, возможности предоставить доказательства и обосновать в прениях, и даже в последнем слове, позицию своей защиты, согласно которой, в сложившихся в России условиях тирании и угнетения, замысел на подготовку и проведение национального восстания в форме вооружённого мятежа, с целью освобождения России от еврейской оккупации и путинского полицейско-карательного режима, не может рассматриваться, как преступный умысел. Это подтверждается российской исторической практикой. Так, в 1612 году два гражданина России Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский разработали замысел национально-освободительного похода на Москву Народным ополчением и свергли официальную государственную власть в Кремле, которую считали антирусской и антиправославной. Поднимая русский народ на восстание за Веру и Отечество по благословению заточённого в темницу Патриарха Московского и Всея Руси, священномученника и чудотворца Гермогена, К. Минин предупреждал: «Вставайте, мужие. Иначе запросто можем в рабство полякам, шведам и жидам впасть».
День освобождения Москвы 4 ноября 1612 года Народным ополчением К.Минина и Д.Пожарского стал государственным праздником России. Поэтому замысел на освобождение Москвы и России от жидов и национальных изменников в современных условиях также не может рассматриваться в качестве вины в форме преступного умысла. Соответственно, в инкриминируемом мне деянии отсутствуют субъективная сторона преступления.
Таким образом, первый общий вывод: Уголовное дело должно быть прекращено на основании п.2 ч. 1 ст. 24 УПК – ввиду отсутствия в деянии состава преступления  трёх из 4-х элементов: объекта, объективной стороны и субъективной стороны.

Tags: Квачков, Лефортово, НОМП, НФОР, Народное ополчение, Народный фронт освобождения России, Парабеллум, Русская революция, Штурм Новости, Штурм ТВ, Штурм новости, Штурмновости, воин, всероссийская акция, дело полковника Квачкова, за Квачкова, народное ополчение, народный фронт, народный фронт освобождения России, неволя, нет политзаключенным, номп, нфор, поддержи героя, поддержим героев, политзаключенные, политзаключенный, политика, полицейское государство, полковник Квачков, разрушение армии, русская правда, русская революция, русская революция неизбежна, русский путь, русское государство, русское действие, русское дело, русское освобождение, русское сопротивление, свободу Квачкову, свободу политзаключенным, суд, судилище, фсб, штурм тв, штурмновости
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments