ekishev_yuri (ekishev_yuri) wrote,
ekishev_yuri
ekishev_yuri

Продолжение записок ополченца. Части 1 и 2

Мы получили продолжение ранее опубликованных записок. Вот что пишет сам автор:
Вот, как и обещал, но в совершенно полусыром виде предоставляю еще одни "Записки ополченца". Я не рассчитываю, что всех будет устраивать написанное. Но есть некоторые моменты, которые мне проще изложить в такой форме. Пусть это события, не произошедшие еще в реальности, но, может случиться, прочитавшие сами их однажды воспроизведут, независимо, хотят ли они этого или нет. Наше сознание порой подчиняется той некой силе, что руководит нашими поступками. Моя задача лишь в том, чтобы сейчас загодя вложить необходимую мысль в сознание тех, кто ищет для себя опору. Пока ее нет в реалии, но придет время, и она прояснится. Проекция событий во времени делает их порой неизбежными. Само собой, возможно, будет кто-то другой, и события частного порядка - другие, но основное направление то же. Поэтому я и пишу.

Но вначале - своего рода вступление. Многие, может, подумают, что это очередная сказка, рожденная воображением, которое чаще далеко от истины. Постараюсь написать просто, чтобы каждый мог понять, что мне хотелось донести до вас в этот раз.

Некогда, давным-давно, жили в пещере люди. Было их тысяча. Но вот беда, какая-то сотня злых кровожадных волков охраняла выход из пещеры, и люди вынуждены были жить впроголодь, во мраке, не видя солнечного света. Но однажды луч солнца скользнул по каменной стене и высветил начертанные еще до появления людей в пещере слова: "Возьми палку, и ты свободен". Прочитавший эти слова поспешил исполнить завещанное, но увидел перед собой сотню оскалившихся диких зверей и отскочил обратно. "Какая гнусная ложь", - подумал он о прочитанном. На следующий день надпись прочитало десять человек. Они тоже вооружились палками и поспешили к выходу из пещеры. Но, увидев все ту же сотню кровожадных волков, отпрянули назад. И в их сознании родилась другая мысль: "Это сказка для наших детей". Вскоре уже целая сотня людей узнала о послании. Но оказавшись каждый один на один со зверем, пока еще очень уверенным в своих силах, люди так и не рискнули вступить в схватку. но мысль, родившаяся в их сознании на этот раз, вселила в их сердца надежду: "Это может быть и правдой". Когда же все прочитали заветные слова и взялись за палки, стая кровожадных и уверенных в себе волков замерла в оцепенении. Лишь один из них бросил людям вызов, преградив выход из пещеры. Но сотня ударов палками, обрушившаяся на его хребет, отбросила зверя в сторону, освободив путь к свободе. И люди вышли из мрака навстречу солнцу. И в их сознании родилась еще одна мысль: "Почему мы не сделали этого раньше?"

Вот так. Может, и нам, как тем первобытным людям, стоит уяснить себе, что порой для преодоления преграды надо всего лишь вовремя понять, что мы - люди и отличаемся от зверей не только тем, что можем думать. Но порой многим хочется примерить на себя шкуру зверя, чтобы управлять себе подобными.


Время выбрало нас
.

Первая часть

В этом году осень на удивление оказалась затяжной и теплой. Но наконец плотной завесой повалил снег, давая понять, что вот и зима входит в свои права. Наверное, сейчас и надо сделать первые уверенные шаги, чтобы народ поверил в то, что настал час, чтобы сбросить ненавистное иго оборотней, которые уничтожают страну, живя за ее счет.

У открытого окна стоял мужчина невысокого роста в военной форме в звании полковника. Видно, думая о том же. В отражении оконного стекла он видел не только вошедших в комнату гостей, но и себя, свои глаза - уставшие, напряженные, но не утратившие мягкого отсвета доброты. Он неспешно докуривал сигарету, стараясь успокоиться. Но легкая дрожь в руке как назло выдавала его состояние. "Видно, придется смириться с этим", - подумал хозяин и, утопив окурок в пепельнице, обернулся в сторону вошедших.

Обычно его вступительная речь, и он знал это, была долгой и утомительной. Ему не всегда сразу удавалось найти нужные слова. вот и сейчас он начал издалека:
- Сегодня мы съездили к представителям новой партии, что пригласили нас. Да вы знаете о них. Они именуют себя "Красная Заря". Скажу откровенно, сырые ребята, не знают, чего хотят. Но амбициозны и желают все и сразу. Мы давно уже отказались от случайных организаций, не сформировавших свое мировоззрение. Явно их лидер - сторонник анархистов. Можно сказать, зря потрачено было время.
Хозяин дома говорил о нерадостном, но выражение его лица нисколько не выдавало его разочарования. - Там, во дворе, на стене дома я заметил надпись огромными буквами. "Добро пожаловать в социализм." С таких вот надписей и начинает свой путь почти каждый, кто вступает в наши ряды. Это стало традицией. Можно сказать, первый шаг к более серьезным поступкам. Значит, среди этих анархистов есть и те, кто с нами. А это говорит о том, что и остальные рано или поздно придут к нам. Кстати, приведу пример. Один парень был на хорошем счету у наших противников, но решил, что его место в нашем строю. Хотелось бы спросить у него, с какой надписи он начал свой осознанный путь. Наверное, она у каждого своя. Два дня назад прошел митинг в поддержку существующей власти, где он принимал активное участие. Ему доверили ответственное дело: в конце митинга раздать принявшим в нем участие вознаграждение. Но вместо предполагаемых 500 рублей митинговавшие получили вот это, - и Пал Палыч, так звали говорившего, взяв со стола конверт, достал оттуда... купюру в пятьсот рублей, добавив: - Да, очень похожа на настоящую. Тем более в сумерках. Никто сразу и не заметил подмены. Хотя на обороте есть надпись: "Сегодня ты за гроши Родину продаешь - завтра рабом в нищете ты умрешь". Вот так каждый находит для себя дело, порой неподконтрольно с нашей стороны. Да... Нужны наставники, способные направить благие намерения таких парней в нужном нам направлении. Но я собрал сегодня вас здесь не за этим... - Он помолчал, собираясь с мыслями, но вновь вернулся к предыдущей мысли: - А этих людишек, если честно, жаль. Продают свою совесть за копейки. Пытаются выжить сегодня, а завтра будут готовы сделать что угодно ради этих жалких подачек. В их сознании не осталось ничего от настоящего, человеческого. Обрекают себя на вымирание. Но их не становится меньше. Может быть, даже больше...

Хозяин квартиры снова замолк и запалил новую сигарету. - Я тут подумал, - продолжил он не торопясь, - что настал час серьезно заняться нашим подрастающим поколением. Власть выбросила их на улицу. Опасность в том, что потенциально они люди отчужденные. От морали, от самого духа русского человека. Наша задача вернуть им себя и помочь встать на верный путь. Они - будущие войны, которым предстоит после нас защищать так же отважно, как и вы, незыблемые границы нашей великой державы. Это важно. Но собрал я вас вот по какому поводу... - Голос Пал Палыча дрогнул. Он отвернулся к окну. – В-общем, настало нам время расстаться. Пора вам самостоятельно продолжать наше дело: где возможно организовывать борьбу и принять всю тяжесть Начала на свои плечи. Это достойно настоящего патриота. Моя же задача прежняя: искать из числа тех, кто только вступает в наши ряды, таких же, как вы - людей, достойных вверяемой им сложной и ответственной задачи. Вы, наверное, догадываетесь, что сегодня я дам вам последние напутствия. Идет незримая борьба. Еще нет четкой границы между нами и властью. Но есть неотложные дела, которые надо решать здесь и сейчас. Многие уже начали обживать точки, кому-то удается сделать невозможное, кто-то пока способен лишь на первый шаг. Но все это наши общие начинания. И от них зависит, каким будет исход нашего движения. Я собрал вас и для того, чтобы сказать, что ожидаю от вас почти невозможного. Прямо говорю: сегодня вы - лучшие. Но придет другой день - и так же искренне эти слова я скажу тем, кто пойдет по вашим стопам. Вы ждете, когда я озвучу задачи. Но, наверное, заметно, что я все время увожу основной разговор в сторону. Мне тяжело расставаться с вами, давая вам право на действия, которые сочтете нужными по закону военного времени. Но время пришло...

Пал Палыч снова взял паузу и улыбнулся. - Начну с тебя, Бродяга. Не знаю, чем отличается Бродягин по паспорту от Бродяги на сайте. Наверное, лишь тем, что кончилась твоя виртуальная битва и начинается суровая миссия дипломатических отношений и дел. Мне ли тебе объяснять, что такое дипломатия и какова ее роль во всех предшествующих войнах. Да, пожалуй, и в мирное время от профессионализма таких людей зависит судьба каждого народа. На твои плечи ляжет очень серьезная и непростая задача. По некоторым сообщения от наших людей где-то в Усть-Куминском ущелье в Сибири видели американцев. Пока они вряд ли оккупировали наш Север, но они там с определенной целью. Твоя задача - "помочь" им завершить свою миссию на нашей земле. И сделать это грамотно, чтобы не было потом вопросов у американского правительства. Ты должен помнить всегда: по имеющемуся соглашению армия НАТО может вмешаться в происходящее, если будут затронуты их интересы и тем более связанные с жертвами с их стороны. У вас новые паспорта нового образца, которые будут вашими пропусками среди наших людей. Конечно, это чистой воды липа. Но для вас все же некий документ, что действителен среди своих. Скажу так. Тех, кто поддерживает наше ополчение, уже много. Но беда в их инертности от того, что нет пока настоящих командиров, способных взять все на себя. В вашу задачу будет входить и подготовка себе замены.

Пал Палыч замолчал, вновь отвернулся к окну, следя за падающим снегом. Глаза его покраснели. Лицо стало чуть другим: пропала деланная жесткость, во взгляде читались озабоченность и тревога. Справившись с нахлынувшими чувствами, он продолжил: - Дело, как вы понимаете, серьезное. Ты, Бродяга, поедешь туда не один. Рудник будет твоим тылом. Да, Анатолий, - полковник пристально взглянул в лицо подчиненному. - Вот ты все пытался оспаривать мои первые шаги, выискивая прорехи в моих действиях. И имел на то право. Мы все ошибаемся. А теперь ты, можно сказать, на моем месте. Но начинаешь свой путь. И от тебя, как и от других, будет зависеть судьба будущего. Но помните все: там, куда вы поедете, всегда найдете единомышленников. Надо только собрать их в единый кулак, показать, что за ними правая сила. Это тоже ваша задача. Немаловажная. Без их поддержки невозможно что-либо сделать.- Пал Палыч перевел взгляд на третьего гостя, крепкого мужчину лет сорока, коротко стриженного, с суровым жестким взглядом. - Не смотри на меня так вопросительно, Джу-ман. Ты тоже получишь задание, от которого зависит общее дело. Знаю, свой чемоданчик ты уже давно держишь наготове. да и не привыкать тебе. Ведь подводная лодка, можно сказать, почти не отличается от поездов дальнего следования. Разница в том, что придется чаще всплывать на поверхность.

Тут все заулыбались. Общая напряженность на миг спала. Пал Палыч облегченно вздохнул. - Но твоя задача так же серьезна и ответственна. Есть просьба пишущих нам железнодорожников-дальневосточников объединить их разрозненные отряды воедино. Решать эту задачу придется уже на месте. Дело в том, что туда не доберется рука действующей власти. Для них Дальний Восток давно списан с довольствия и готовится к сдаче китайцам. Но бандитские сети все еще управляемы отсюда. Вот с ними, Джу-ман, и придется тебе столкнуться. Надо, чтобы вся эта нечисть, что чувствует себя хозяином железнодорожных сообщений, ощутила себя неуютно и поняла, что недалек час, когда и до них доберется новая власть, о которой они пока даже не слышали. Вот ты, Джу-ман, и расскажешь обо всем этим криминальным структурам, а также вселишь веру в рабочих, которые вынуждены браться за оружие, чтобы хоть как-то противостоять им. И крепко помни: поддержки отсюда не будет. Я сам буду ждать от тебя хороших вестей. Правда, есть там некий союз десантников "Крылатые ангелы", к которым тебе придется наведаться. Я слышал мельком о их делах. Есть что-то стоящее. Но в основном пока это только отдельные карательные акты против преступного мира. Думаю, дальше этого они и не заглядывают. Еще одна твоя задача: поставить перед ними цели. А также вывести людей из оборонительного состояния в открытый протест против правящей местной власти, что заодно с этими отморозками. Вот такие дела... Связь как поддерживать, знаете. Радио, мобильники, интернет и сарафанное радио поездных проводниц, - будто выдохнув, досказал Пал Палыч и предложил чисто символически "за победу нашего русского народа" по стопочке крамбамбули, присланной батькой.

У этих таких разных, но единых одной идеей ополченцев еще было в запасе полчаса, чтобы высказать свои сомнения и пожелания. Наверное, они уже были готовы к тому, что настанет этот момент, когда придется сорваться с мест, ехать за тридевять земель, чтобы взять в свои руки судьбу всего начатого, встав во главе народного движения. Многие ополченцы прямо с сайта уходили в подполье, туда, где важней их накопленный опыт и, главное, понимание идеи, которая не должна была утонуть в анархических и разного рода религиозных направлениях, ведущих лишь к дестабильности и неразберихе в стране, не понимая, что делать дальше, а лишь внося смуту и раскачивая давшую течь лодку. Конечно, ополченцам еще не хватало опыта и знаний. Слишком краткосрочными были курсы их становления, но время не ждало. Страна уже погружалась в небытие. Требовались отчаянные меры для того, чтобы остановить умерщвление русского народа и продажу земель русских.


Вторая часть

Так на ночном поезде "Россия" ополченцы отбыли из столицы. Их провожал Пал Палыч, которому не было присуще от природы принимать жесткие и резкие решения. Но кто-то должен был взять на себя ответственность за происходящее. И он взял. Взвалил на свои плечи эту непосильную ношу, и ему пришлось почти в одиночку начинать освободительное движение, говоря и делая первым то, о чем не могли даже шепотом произнести другие за все эти 20 лет. И не беда, что до многих все еще не доходила суть происходящего. Потому что были те, кто стоил сотен робких и неуверенных, называвших себя защитниками Отечества, но не способных в трудную минуту отбросить все дела и встать на защиту своей Родины. Главное было - начало. Начало и понимание того, что нужно делать. Кстати, именно он, Пал Палыч, указал три выхода для действующей власти.

...Прошло почти шесть дней, как скорый поезд, набирая обороты, взял курс на Владивосток. За окном купейного вагона под мерный стук колес неслись навстречу бескрайние просторы русских земель. Как огромна наша страна. И как беззащитна. Наверно, каждый из трех чувствовал это и понимал, насколько сейчас железнодорожная трасса "Москва - Владивосток", огибающая Монголию и Китай, важна для нашей страны. Джу-ман особенно остро ощущал это в свете поставленных перед ним задач. Он понимал, что Китай все дальше запускает свои щупальцы в наши земли, вывозя к себе за бесценок наши природные богатства. Нет и речи о совести или просто о приличии. Не в счет, что земля эта чужая, что есть истинных хозяин всех этих богатств - русский народ, что проживает впроголодь и умирает в неведении, что будет завтра с его Родиной. Страна, истекающая кровью, давно ждет от своих сыновей, что они найдут в себе силы встать на ее защиту. Но разве могут сделать что-нибудь весомое несколько человек, пусть и объединенных одной идеей и готовых отдать жизнь не задумываясь? Это была такая малая сила, что, пожалуй, и думать не имело смысла, что их усилия могут повлечь за собой великие перемены. Страна умирала, встав на колени и бессильно склонив голову перед врагом, что лишь ждет своего часа, чтобы осуществить задуманное. Он и предположить не в состоянии, что дух русского народа, утопленный в небытие и развале, еще теплится, что русский народ еще поддерживает в сухом месте свой порох, чтобы однажды искры от него, разбросанные по всей стране, смогли зажечь пламя такой мощи, которой не знала земля русская со времен Великой Отечественной войны. Нет, напрасно думает враг, что все кончено. Все еще только начинается.

Наших ополченцев на протяжении всего пути узнавали люди, которые были оповещены об их прибытии, и говорили с ними как с теми, кому дано право начать великое дело! Почти на каждой остановке представители всевозможных разрозненных организаций - ветераны Советской Армии и даже подростки (те и другие были основной массой) - пытались сообщить о себе. И чем дальше поезд уносил ополченцев, тем чаще случались "остановочные" встречи с несломленными сыновьями Родины, что все эти годы ждали всего лишь одной команды, чтобы можно было встать в строй и начать очищение русских земель от предателей и изменников Родины. И едущие к местам назначения бывшие офицеры, а теперь уже действующие ополченцы, все отчетливее понимали значение своей роли в начатом деле и ту мощь, что просыпалась тут, в глубинах России. Необходимо было объединить разрозненные соединения, чтобы обозначить территории новой власти. Страна медленно, но вдыхала новые идеи, устав от унижений и разорений. Это Джу-ман чувствовал. Он четко представлял, что ему делать. А Бродяга и Рудник пока лишь гадали о том, что ждет их в заснеженной сибирской земле. И вот пришла минута, когда и тот, и другой по-братски простившись с Джу-маном, еще продолжавшим свой путь, в сопровождении двух пожилых закоптелых от угля рабочих начали свой долгий путь в глубь одичавшей Сибири. Наверное, если сказать, что здесь все оставалось, как в девяностые годы, значит, ничего не сказать. Да, все эти постройки - магазинчики, сельсоветы - были из той эпохи, но отношение людей к своей собственной жизни можно было соотнести с понятиями доисторического человека, которому неведомо, что такое цивилизация. Несколько районов, вероятно, городского типа, больше напоминали помойку, чем место человеческого проживания. И здесь все подводилось к тому, чтобы люди тихо и без проблем вымирали. Электричество и вода подавались на несколько часов. Отопление в серых и убогих домишках едва "теплилось". Вероятно, как признаки цивилизации можно было расценить покосившиеся рекламные щиты и наличие массы автомобилей, предлагавших подвести куда угодно, лишь бы у пассажиров имелись для этого деньги.
Трудно было ополченцам после столицы привыкать и к самой глубинке, и к крепкому морозцу, что порой перехватывал дыхание. Люди ходили заторможенные, чаще изрядно выпившие, потому что самым дешевым было это пойло, выставленное в большом ассортименте в любом магазинчике. В одном из населенных пунктов, что оставался на плову из-за деревообрабатывающего заводика, жизнь и вовсе казалось невыносимой. Зловонный дым заполнял собой всю округу. Как выразился Бродяга, если Бог позволил такое сотворить с людьми, то, видно, он в этих местах никогда и не бывал. Не понятно было, как люди могут выживать тут. Так думали оба в редкие минуты отчаяния за свой народ, который придется заставить очнуться от этого зловонного полудрема. Пока все до одного по одиночке не вымерли.
Рудник все настойчивее выспрашивал у сопровождающих, как в этих местах добыть оружие, но те лишь улыбались и предлагали не думать о пустяках. Складывалось впечатление, что никто здесь уже никому не доверял.

Прошло несколько дней, прежде чем ополченцы добрались до того самого деда Пантелеймоныча. Жил дед в поселке, где осталось не более 100 домов. Высокий, совсем высохший, с острым и цепким глазом и орлиным носом. Встретил он гостей неприветливо. Но в свою избу, покосившуюся и древнюю, как и сам хозяин, все же пригласил. В ней было тепло от растопленной печи и пахло травами. Проводники, не спеша и молча похлебав наваристую уху и выпив по несколько чашек чая без сахара, также молча удалились.
Бродяге не нравилось все это. Он чувствовал глухую отчужденность и недоверчивость местных. К тому же тяготило и томительное ожидание чего-то неопределенного.
Брошенная в углу медвежья шкура послужила гостям постелью. А на утро ополченцев ждала встреча. Проводники на обратном пути сообщили Крылатым ангелам о том, что люди из Москвы прибыли. И те ночью, не дожидаясь рассвета, пустились в путь.

Трое здоровенных бородатых мужиков в тулупах довольно сильно потеснили обитателей избушки. Крылатые ангелы, о которых упоминал Пал Палыч, оказались разговорчивей и поведали о сложившейся в крае обстановке. Оказалось, что в их рядах около двухсот бывших ВДВэшников и пограничников, разбросанных по всей округе в малых и больших поселениях. Как и полагается, есть связь, в основном приемники, переделанные умельцами в средства сообщения, и мобильники, которые раньше были лишь дорогой игрушкой, в лучшем случае - фотоаппаратом. А сейчас вот уже с полгода, как появилась возможность общаться. Все это увязывалось с американцами, которые якобы занимались проблемами метеорологии и заодно наладили мобильную связь для местных. Все как бы к лучшему. Но очень скоро была обнаружена связь американцев с преступным синдикатом. Для Крылатых ангелов это была хорошая причина, чтобы упрекнуть криминальную власть, которой никого дела нет до бедствий народа, живущего здесь. Эти ребята объединились для того, чтобы противостоять обнаглевшим отморозкам, считающим себя полноправными хозяевами и безнаказанно занимающимся мародерством и притеснением населения. А как известно, служивый народ в здешних местах суровый, за одного своего забирают десять отморозков. Однажды столкнувшись с Ангелами, преступный мир понял, что их победа может очень дорого обойтись им, и стали стороной обходить семьи служивых, к которым стали примыкать все те, кто давно искал защиты от насилия. Здесь нет другого пути выжить. Только объединившись. Но самое главное, что в этих дремучих местах проще простого приобрести хорошее нарезное оружие. Видно, некогда разворованные армейские склады, на которых повсеместно имитировалось самовозгорание, стали достоянием и бандитов, и тех, кто хотел раздобыть оружие.

Настоящим подарком оказались два пистолета фирмы Беретта, старой модификации, но не утратившие своей надежности. Довольно емкий запас магазина, что тоже немаловажно. Все, чем грешили эти игрушки, это то, что не любили, когда их содержали в нечистоте. А впрочем, любое стрелковое оружие требует тщательного ухода.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment