ekishev_yuri (ekishev_yuri) wrote,
ekishev_yuri
ekishev_yuri

Продолжение записок ополченца. Части 3 и 4




Третья часть

Вдоволь наговорившись о дальнейших делах и перспективах, гости поспешили удалиться, оставив для связи мобильник, приспособленный к здешним условиям общения.
- Вот супостаты! - горячился дед после их ухода. - Одарил Бог гостями. От таких увальней проку на грош. Шум только. Надо же, пукалки свои тут понахваливали. А ведь ничего лучшего нет, как наш, советский еще, карабин.- продолжал сердито ворчать Пантелеймоныч, обещающе заявив: - Ну, в этом-то вы еще убедитесь. Вот за пару дней оклемаетесь, а там за дело. Не думайте, сюда не на блины приехали. Тут дело особое.

Два дня Бродяга и Рудник привыкали к местным условиям. Утро начиналось с пробежки на коротких лыжах, обтянутых лосиной шкурой, а обратно - с подобранным бревешком, чтобы было, чем греться. Непривычно было вот так, оказавшись в распадке сопок среди белоснежных просторов, общаться с дикой природой. Запасы деда были скромны, но вкусны: вяленая лосятина и рыба да ягоды - брусника, клюква. Иногда и свежатинка в виде подстреленной дичи. Пантелеймоныч не особо любил живность всякую губить. Разве что только к особому случаю или впрок запас заготовить. Иначе в этих суровых местах не выживешь. Да еще грибов запасено была целая бочка. Слоями так и засаливалось, что попадало, потому и трудно было угадать, какие грибы в тарелке в следующий раз окажутся. Хлеб, закупавшийся впрок, переводился на сухари.
На третий день с утра пораньше появилась местная ребятня, пацаны лет 13-15, устроившие возню у самых окон.

-Эх, сорванюги! Не знают, куда и силы свои девать, - заулыбался дед, выглядывая в маленькое оконце, что наполовину обросло ледяным наплывом. - Вот они, мои помощнички, - проговорил он ласково. - Это в них сила-то. А от тех супостатов, прости, Господи, никакого проку-то нет!.. А теперь вот о чем. Я сейчас в погреб, подавать буду, а вы принимайте.
Из погреба, вырытого прямо под домом, появились... стволы карабинов. Бродяга и Рудник переглянулись.
-Ну вот, восьмой ствол - последний, - донесся из подпола глухой голос деда. Кряхтя, он с усилием вылез наружу и, подержав в старческих жилистых руках карабин, будто взвешивая его, с гордостью произнес: - Вот что нам понадобиться в предстоящем деле.

Рудник, наблюдая краем глаза за мальцами, крутившимся у дома, недоумевал. Неужели именно они пойдут с ними в это опасное и долгое путешествие? "Какими же мы были в их возрасте в сущности еще детьми!" - подумалось ему, когда он вспомнил себя, моделирующим летательный аппарат в кружке при Дворце пионеров. Тогда это казалось не по-детски серьезным увлечением.
Под взглядом Пантелеймоныча ребята сразу присмирели, не суетясь - солидно и молча - разобрали оружие и взвалили себе на плечи увесистые рюкзаки.
- Вот все и в сборе. - Дед окинул всех своим цепким глазом. Когда вышли, обернулся в сторону своей избушки и перекрестился, поклонившись. - А теперь с Богом, в путь.

Всю дорогу шли молча. солнце едва пробивалось сквозь пелену облаков, и легкая поземка услужливо укрывала следы от лишних глаз. Неожиданно дед остановился. Зойка (Оказалось, что среди этой детворы, была и девчонка, которую по-свойски все звали Зойкой, а Бродяга тут же окрестил ее новым именем - Зайка.) окликнула пацанов, что, тотчас обернувшись, обратили внимание, куда указывает длинный узловатый палец Пантелеймоныча. Ополченцы еще не успели и понять, в чем дело, как раздался Зойкин выстрел. Двое пареньков с азартом наперегонки бросились к подстреленному зайцу, что еще бился в предсмертных судорогах. Несколько косых стали существенным продовольственным пополнением к тому, что захватил с собой дед. Рудник и Бродяга незаметно присматривались к ребятам, на детских еще лицах которых уже читалось взрослое понимание мира. У них детства не было. А какая участь ждала впереди? В лучшем случае изгнанников, скрывающихся среди сопок...

Через несколько дней маленький отряд благополучно добрался до нового места жительства и начал осваивать свои владения. Небольшой врытый в сопку зимовник вполне годился для проживания. Отсюда было недалеко до той самой американской базы, за которой Бродяга решил вести скрытое наблюдение.

Это было еще советских времен скрытное сооружение для разведывательных работ по добыче редких земельных минералов. Пантелеймоныч был некогда участником этих засекреченных разработок важнейших минералов для нашей оборонки и промышленности. Здесь велась добыча одного из самых дорогих полезных ископаемых - берилловых и фенакит-бертрандитовых концентратов, содержащих в среднем 11% ВеО. (Бериллий - один из важнейших металлов, используемый в современной технике и относящийся к стратегическому сырью высшего ранга. Он используется в самолето- и ракетостроении, а также в гироскопических устройствах систем наведения и ориентации в самолетах, баллистических ракетах, космических кораблях и подводных лодках.) В этих местах предполагались особо крупные залежи добываемой руды. Все было засекречено. А сейчас любой враг нашей страны мог купить себе участок этой - нашей - земли для обогащения своей страны и для мощи своей армии, а впоследствии и вообще - объявить эти земли своими. Был один существенный недостаток, в силу которого закрыли до поры, до времени эти разработки: их добыча была связанна с угрозой здоровью людям. Но сегодня сюда свозили всех желающих заработать на "сладкую" жизнь. И не знали люди, не ведали, что уже никогда не переступят вновь границу этих засекреченных территорий. Те, кто все же решался покинуть рудник, ждала участь многих других, даже не захороненных, а просто сваленных в нескольких сотнях метров в небольшой расщелине в низовье сопки. Даже зверь обходил это место стороной, чуя смерть...

Все то, что могло быть полезным Бродяге и Руднику, они снимали на видео и фотографировали. Но дальше этого дело с места не сдвигалось. Бродяга прекрасно понимал, что добытая информация - всего лишь подтверждение того, что и так уже известно определенным лицам. Но даже и те не могли повлиять на ситуацию. Нужны были действия. Рудник со всей прямолинейностью предлагал просто по одному отстреливать как бешеных собак и покончить с этим. Ситуация требовала каких-то определенных действий.
Между тем Зайка неожиданно привязалась к Бродяге, который пытался скрасить жизнь в этих суровых местах отчаянной девчонки со звонким и задорным смехом. Она по-свойски называла его Антошка и каждый раз смущенно краснела, когда он делал ей замечания.

Вскоре случилось событие, которое побудило Бродягу на отчаянный поступок. После прибывшей новой партии рабочей силы, завербованной бандитским формированием, все смогли воочию увидеть, как расправляются с теми, кто якобы поехал домой, отработав положенный срок. Рудник, не сдержавшись, устроил настоящее побоище. И никто не остался в стороне. Дело оборачивалось непредсказуемым образом. Несколько бандитов все же сбежали от возмездия. И тогда Бродяга, приказав всем ждать его возвращения и быть готовыми к упреждающему огню, спустился к шахте. Всполошившаяся охрана, состоящая из американского спецназа, вела себя осторожно. Сразу видно было, что они не ощущают пока еще себя хозяевами тут, на чужой земле. Антона привели к самому главному - к господину Майзеру, ученому с военным званием, неплохо разговаривающему на русском языке (Да и охранники тоже, хоть и коверкали русские слова, но могли изъясниться по-русски). Майзер был всего лишь патриотом той страны, которая направила его сюда. И он готов был отстаивать правоту того дела, которым руководил, упирая на то, что в их деятельности ничего противозаконного нет, так как Конституция России не ущемляет права тех, кто имеет возможность взять в аренду землю на разный срок - 10-30 лет - и поступать с ней по своему усмотрению. Так же он рассказал, что все эти люди, что приехали работать, всего лишь преступники, изъявившие желание искупить свою вину перед Родиной. И потом. Американское правительство не только платит за их труд, но и заботится о их здоровье, предоставляя средства защиты, медицинскую помощь. Странно было слышать это Бродяге, еще не остывшему от боя. Буквально под носом у этих американцев убивали людей, которые к тому же не были преступниками! И они уносили с собой в могилу страшную тайну о происходящем. Лишь побывав на могильнике, господин Майзер поверил в то, что пытался доказать ему этот человек, представившийся новой властью. Конечно, он оказался в замешательстве, но больше всего его волновало то, что скажет правительство, если он оставит эти места. Несколько дней господин Майзер и Бродяга вели долгие разговоры, более походившие на споры, приводя множество аргументов и доводов каждый в свою пользу. Майзер уверял, что России все равно нужны деньги и к тому же осилить подобные месторождения нам сейчас уже не под силу. Почему же не использовать данный шанс на благо своей страны? Бродяга же склонялся к тому, что таким образом страна работает на вражеский стан, становится его соучастницей в создании единственной мощной сверхдержавы, которая будет порабощать все новые и новые народы ради блага своей нации. Жизнь за счет других - вот что обеспечивает мощь их армии, дающая возможность американскому правительству безнаказанно осуществлять преступную деятельность. И этому доказательство - вооруженное вмешательство в политику бывшей Югославии, Ирака... Разве мало горя принесло вторжение во Вьетнам? Но итог один: народы никогда не смиряться с поработителями. И народ самой Америки рано или поздно это поймет и осудит в очередной раз политику своего правительства. А Россия слишком велика для того, чтобы управлять ею из-за океана. В силу кажущихся первых прибыльных сделок американцы завязнут здесь и окажутся вовлеченными в очередное не нужное им вложение огромных денег для поддержания порядка на этих местах. Здесь живут русские люди. Да, они могут быть унижены своим правительством, но не сломлены врагом. Потому что его видно, он чужой...


Четвертая часть

Так капля за каплей Бродяга добирался до глубин сознания американского ученого, который был не глупым и сам понимал, что лучше сотрудничать, чем быть на положении изгоя да еще в чужой стране. Но не хватало некой последней искры, которая бы озарила еще погруженные в темноту непроясненного самые дальние уголки его сознания и стала бы точкой отсчета для ответа, которого добивался Бродяга.

Шли дни. Для всех они были утомительны. Все ждали развязки.
Господин Майзер теперь успевал быть в курсе происходящего в России. Он знал, что назревает ситуация переворота, так как правительство сделало очень много неверных ходов. Но кто они, эти новые? Может всего-навсего перетасуется колода, и всплывет очередной лидер все из той же партии и все опять на время успокоится. А что, если эти голодранцы, потомки тех, кто еще в семнадцатом затеял смуту этой идеей социализма, которую позже русские увязали с победой над Германией, что если к власти придут они? Нельзя скидывать со счетов историческую силу бунтарского народа... Для отчета господин Майзер аккуратно отсылал своему правительству через интернет все свои размышления и наблюдения, касающиеся вопроса внутриполитического состояния России. Так на днях в ряде северных городов были устроены митинги в поддержку нынешнего правительства. Это явно были проплаченные акции. И Майзер это понимал. Уже по лицам собравшихся было видно, что это продажная публика. Она и в его Америке такая же, только своя. Майзер много думал, но что-то последнее удерживало его. Он ждал.
Все началось неожиданно. Находясь в плену у американцев, Бродяга был допущен к инету и имел свободу общения. Кроме срочных сообщений он дал задание Джу-ману подыскать для Зайки дубленку и туфли на каблуке ("Зайка никогда в жизни, наверное, не носила таких," - с теплой нежностью думал он о девочке. Ему хорошо было от этих светлых мыслей.) да немного провизии завести в эти места. На удивление в этих заснеженных местах была отлажена связь и через доверенных людей можно было организовывать и такие вот подвозы.

В один из обычных дней на территорию американских разработок ворвался на вездеходе родственник деда Пантелеймоныча. Сбросив несколько посылок, он доложил, что в этом направлении идут человек сто вооруженных бандитов. Могут быть неприятности.
Но, выслушав предупреждение, господин Майзер лишь слегка улыбнулся:
- Все обойдется. Мы пока партнеры. Им нет смысла нас убивать. А вот вам придется на время спрятаться. Я все улажу.

Не прошло и несколько часов, как действительно появились вооруженные люди. Бродяга тоже получил сообщение от Крылатых ангелов, которые заметили передвижение, но пока не смогли остановить их. Значит, было реально тянуть время, пока подоспеет подмога, потому что упускать головорезов было бы серьезной ошибкой. Надо было во что бы то ни стало решать и эту проблему. Власть должна быть одна народная!
...Господин Майзер, едва завидев главаря, аж всплеснул руками и расцвел в дружеской улыбке:
- О, дружище Отщипен! Я и не думал, что ты так скоро посетишь нас. Но я всегда готов платить по счетам. Если ты за этим пришел, то вовремя. Я как раз подготовил заработанные вами деньги.
Предводитель банды, на отталкивающем лице которого глазенки так и бегали, явно ждал чего-то большего. И не скрывал этого.
- Я к тебе, американец, и не пытаю таких чувств. За деньги спасибо. Но жизнь дала трещину, и планы поменялись. - На его физиономии появилась ехидная и одновременно безжалостная улыбка, от которой Майзеру стало не по себе. - Мы народ маленький, но исполнительный. И мне нечего скрывать перед покойником. Немного правды тебе напоследок не помешает. Сегодня в инете появится информация. Якобы обезумевшие ополченцы посягнули на участок, который принадлежит янкам. И уничтожили их с безжалостным садизмом. Да, задачу задали, скажу я тебе. Мне теперь придется самому кумекать, как создать такую правдоподобную историю. Показать, стало быть, до чего могут дойти людишки, взявшиеся за оружие. Пока на сайте фотографии комиссаров и их жертв. Не скрою, подложные. Но скоро и другие появятся. Пусть все знают, что ополченцев этих, что так кощунствуют над убитыми, надо бить, как бешеных собак!
- Послушай, Отшипен, что вам от этого? - Господин Майзер заметно дрожал. То ли от страха, то ли от негодования. - Наша смерть лишит вас наших же денег.
- Ну и глупец ты! Твое правительство благодаря твоей же смерти введет к нам НАТОвские войска. Для подавления народной смуты. И поверь, братан, на твое место приедет другой такой господинчик, который так же будет отстегивать моим людям деньги для нашего общага. Всего лишь несколько месяцев воздержаний. Но я думаю, твои янки заплатят неустойку. - Рука Отщипена потянулась за пистолетом.
- Нет! - вырвалось из груди американца, попятившегося назад.

Охрана уже предупредительно щелкнула затворами, готовая вступить в перестрелку с бандитами.
И в тот же миг раздался выстрел, поразивший наповал Отщепена, так и не успевшего нажать на курок. Это Зайка упредила врага и, уже скатываясь со склона, передергивала затвор для следующего выстрела. В ответ тотчас зазвучали выстрелы с обеих сторон. Четыре дружных выстрела прикрыли Зайку. Бродяга, подхватив оружие убитого американского охранника, бросился в самую гущу, чтобы как-то отвлечь внимание от девочки. Рудник поддержал его точными выстрелами из-за укрытия. А ребята, окопавшиеся с противоположной стороны, вели прицельный огонь. И враги, не смотря на многочисленность, не привыкшие вести бой с ближнего расстояния, вдруг отступили, видя, как один за другим начали падать их собратья.
Со стороны американцев тоже были существенные потери. Да и Рудник, получивший несколько ранений, упал, скорчившись от боли.

Зайка, очутившись рядом с господином Майзером, хотела уже выстрелить в оказавшегося рядом бандита, но пуля, попавшая в карабин, вышибла его из ее рук. Она отчаянно закричала и, раскинув руки в стороны, бросилась своим хрупким телом на следующий выстрел, защищая Майзера. Не хватило лишь мига, чтобы спасти эту отважную девчушку, отдавшую жизнь за свою страну. Рудник, превозмогая боль, снова открыл огонь по врагу. А Бродяга, рванувшись, накрыл собой упавшую на снег Зайку в надежде, что ничего страшного с ней не произошло.
В это время послышалась стрельба подоспевших Крылатых ангелов.

Победа оказалась горькой. Разве можно было позволить, чтобы дети вот так уходили из жизни? А в то же самое время взрослые дядьки, выражающие готовность защищать свою Родину, продолжают отсиживаться, ожидая что дети вернут им свободу и построят новым мир, в котором всегда найдется для них место под солнцем. Почему им уготовлено стать первыми? Еще непонимающим, как бороться с этой нечистью. Наверное, это только в нашей стране такое может быть.

Зайка так и не успела порадоваться подаркам. Ее похоронили тут же, невдалеке.
В интернете действительно появилась статья о нападении на граждан Соединенных Штатов Америки и призыв остановить ополченцев, проявивших невиданную жестокость. Но потом появилась другая статья - с опровержением господина Майзера, рассказавшего всему миру правду и поведавшего просто и искренне о том, как простая русская девочка заслонила его от пули врага. "это был подвиг, - писал он, - во имя того, чтобы доказать нам, что мы - люди. И нет надобности считаться, кто сильней. Мы должны дружить и помогать друг другу, преодолевать бедствия, причиненные природной стихией, а не нами. Рядовые американцы не должны видеть в русских своих врагов, потому что у них есть такое право защищать свои земли, что достались им от их отцов и прадедов, завещавших охранять их незыблемую целостность".

Так завершилась миссия Бродяги в этих краях. Его срочно затребовали обратно.
Рудник после лечения встанет снова в строй. Судьбой ему будет уготовлено восстанавливать наши границы. И, как мне кажется, он всегда останется с теми, кто начинал этот тяжелый путь. Будет вспоминать, как стал прозревать на обычном сайте, где все началось с сурового мужского базара, и о том, как кто-то сказал вовремя нужные слова. Так началось это великое дело.
Бродяга на пути в Москву повстречался с Джу-маном. Им было о чем рассказать друг другу. От Джу-мана Антон узнал, что и в его родном городе начались перемены. Вальтер все-таки нашел слабое место в одном из танковых подразделений, которое и объявило о неповиновении, что послужило примером и еще нескольким частям. Ситуация накалялась. Но обе стороны пока не решались на серьезные действия. Джу-ман рассказывал, что уже освоился и что не жалеет о подводной лодке. Железная дорога оказалась очень важным звеном в том, чтобы сплачивать разрозненные силы. С его слов стало ясно, что поступили предложения и от Монгольской революционной партии с предложением о помощи. Продовольствие и кое-что посерьезней уже поступает от их границ. Ведь им тоже было небезразлично, кто на этот раз у их соседей окажется у власти. Так же Джу-ман сообщил, что с ним работает Альбатрос, тот парень, что менял "пятисотки" у подкупленных митингующих. После этого влез еще в одну аферу, очень серьезную, и его отправили подальше, чтобы обезопасить от преследований. Но он и здесь не угомонился.
Бродяге было приятно осознавать, что время потрачено не зря. Что они не одиноки. Просто первые.

Вернувшись в родные края, он первым делом заглянул в знакомый двор, где когда-то сам оставил надпись на стене "Смерть оккупантам". По всему было видно, что ее уже несколько раз пытались закрасить, но кто-то вновь восстанавливал ее. И, видно, после угрожающей надписи "Убью, если сотрешь!" уже никто не повторял прежних попыток.
А воздух уже был весенним. На улице тенькали синички. И солнце заливало светом родной город.
Что же нас ждет впереди?

Ветер перемен
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments